Судьба, судьбы, судьбе...
02.06.2017 17:00
Анна Сокольская
НАДЕЖДЫ МАЛЕНЬКИЙ ОРКЕСТРИК. Олег Погудин в ММДМ. 1 июня 2017 года.

У произведений Окуджавы непростая судьба. Его песня к фильму об обманутых надеждах целого поколения стала церемониальным маршем, его прекрасную прозу читают немногие, его сценическое воплощение в сериале "Таинственная страсть" - Кукуш Октава - мотается по городу со странным выражением лица и гитарой, теряясь на фоне блестящих квази- Вознесенского, Евтушенко и Рождественского.
В начале пути поэта советская критика назвала его "Вертинским для недоучившихся студентов", а не так давно Дмитрий Быков в своей монографии разделил людей на две группы: поклонников Окуджавы и поклонников Галича и провозгласил Булата Шалвовича реинкарнацией Блока.
Ну поскольку я Городницкого люблю и ни в какую шеренгу из предложенных весомым Дмитрием Львовичем вставать не собираюсь, то предупреждаю сразу: ждать от этого текста патетики, восклицательных знаков и описаний "очередного триумфа Маэстро" не надо.
Интереснее другое: то как мы сейчас пытаемся сами себе ( чуть было не написала "сочинить и песни и судьбы") сконструировать свое прошлое. Точнее переформатировать его.
Еще в моем детстве Хрущев был дурачком, стучавшим ботинком по столу, в шестидесятые по улицам ходили какие-то "стиляги", главными поэтами были Вознесенский, Евтушенко и Рождественский. Особенно "главными" они стали , отметившись, каждый по-своему, в ленинской теме.
С Окуджавой было сложнее.
Песни для кинофильмов, гимн КСП, проза, печатавшаяся, как, например, "Путешествие дилетантов" не в толстых литературных журналах, а в "Науке и жизни"...
Все это было казалось чем-то маргинально-интеллигентским с одной стороны, но и маркером и знаком принадлежности к определенному кругу с другой.
Пароль: "Закрытой двери грош цена".
Ответ: "Замку цена копейка".
Года минули, страсти не улеглись, но представление об эпохе, именах и их значении изменилось. Вдруг оказалось, что мы все в огромной степени "дети оттепели", что эту эпоху нам еще изучать и изучать.
При этом удивительно ( или не удивительно), но чем больше писательских и поэтических имен возвращается к нам в культурный обиход, чем насыщеннее становится наше культурное пространство, тем больше меняются наши оценки.
И сейчас уже ясно видно, что громкие стадионные шестидесятники для нашей литературы во многом маргинальны, а Окуджава - поэт, являющийся продолжателем традиции Серебряного века ( почти последний символист) -во многом определил мировоззрение целого поколения.
Видно и другое. Хотя многие его поэтические произведения по отдельности достаточно уязвимы, в них есть что критиковать, но в целом они образуют некий монолитный корпус текстов, обладающий огромной художественной ценностью, тайной пушкинской и явной личностной свободой, верой, пусть и не привязанной к конфессии, но видимой в том свете, который шел от его творчества.
Да и вообще со временем становится понятно, что некоторая негладкость, шероховатость, неотполированность текста часто -  признак его подлинности.
Ахматова могла написать
"Этот, уходя, не оглянулся,
Этому я эту песнь пою..",
Поэт -песенник расставил бы все местоимения по местам.
Олег Погудин с его интересом именно к поэтическому слову пройти мимо творчества Окуджавы не мог.
И в его интерпретациях это слово звучит убедительно, ярко и, что очень важно, по-своему. Говорю это как человек, который слышал Булата Шалвовича.
Конечно, огромную роль в этих интерпретациях играют аранжировки, которые делают песни более объемными, а иногда и более тонкими, но прежде всего тут важна личность артиста.
Концерт из песен Окуджавы это тот редкий случай, когда личность исполнителя почти совпадает с лирическим героем, которого нарисовал поэт. Идеальное попадание в образ, стилистику, внутренний мир поэта, понимание времени, его водоворотов и соблазнов. И при этом очень бережное, осторожное, даже трепетное отношение к словам и мыслям автора. И умение отодвинуться в тень, дать слово самому поэту, что при масштабе личности артиста и его темпераменте производит особенное впечатление.
Понятно, что зрители всех возрастов реагируют на исполнение Погудиным Окуджавы восторженно, цветы не умещаются на двух столах, в зале рыдают, смеются, аплодируют.
Конечно, так и тянет закончить рецензию словами "Не оставляйте стараний, Маэстро!", но это уже написано тысячу раз, поэтому в завершение будут другие строки, может не такие оптимистичные, но ведь "мы счастливыми не станем притворяться"... К тому же Окуджава не любил патетики.

 Вот комната эта - храни её Бог! -

Мой дом, мою крепость и волю.

Четыре стены, потолок и порог,

И тень моя с хлебом и солью.

И в комнате этой ночною порой

Я к жизни иной прикасаюсь.

Но в комнате этой, отнюдь не герой,

Я плачу, молюсь и спасаюсь.

В ней всё соразмерно желаньям моим -

То облик берлоги, то храма,-

 В ней жизнь моя тает, густая, как дым,

 Короткая, как телеграмма.

 Пока вы возносите небу хвалу,

 Пока ускоряете время,

 Меня приглашает фортуна к столу

 Нести своё сладкое бремя...

 Покуда по свету разносит молва,

 Что будто я зло низвергаю,

 Я просто слагаю слова и слова

 И чувства свои излагаю...

"Просто слагать слова" - великий дар. Возможность слышать эти слова - большое счастье.
©  2017
Добавить комментарий
Вход свободный. Впереди Рождественская сказка