Плоды просвещения или я не увижу знаменитой Федры
11.10.2017 14:35
Анна Сокольская
"Школа жен" в "Новой опере". 5 октября 2017.
55a85440da3e6e370bdc0d73986c7859de034052d77.jpg
(Фото Д. Кочетков)
В этом году мы отмечаем сто лет со дня рождения Юрия Любимова. И совершенно естественно, что "Новая опера" представляет зрителям не так часто идущий спектакль, поставленный мастером. Любимов много работал в оперном театре. Первой постановкой стала опера итальянского авангардиста Луиджи Ноно «Под жарким солнцем любви»,за ней последовали "Дон Жуан", "Саламбо", "Енуфа", "Леди Макбет Мценского уезда", "Пиковая дама" (в редакции Альфреда Шнитеке театралы, думается, помнят связанный с этим скандал), "Любовь к трем апельсинам", "Набукко", "Князь Игорь".
В этот раз Любимов сам написал либретто по мотивам сочинений Мольера, Михаила Булгакова и Козьмы Пруткова.

Обстоя­тельства сложились так, что впоследствии Юрий Любимов доверил постановку оперы Игорю Ушакову, поставившему до этого  комическую оперу «Граф Ори» Дж. Россини и ассистировавшему Юрию Петровичу на постановке оперы «Князь Игорь» в Большом театре.

Надо сказать, что в либретто нет ни слова из комедии Мольера, кроме вынесенного в заглавие названия. Это совсем другая мольеровская пьеса -«Версальский экспромт»,- разбавленная или дополненная ( кому как больше нравится) текстами Козьмы Пруткова ( "Блонды", "Проект о введении единомыслия в России), Булгакова ("Жизнь и смерть господина де Мольера) и даже цитатой из Томаса Манна ( «Что за люди эти актеры? Да и люди ли они вообще?»)

Сюжет "Версальского экспромта" кажется современно зрителю примитивным: труппа Мольера репетирует для королевского представления новую комедию. Актёры не успевают выучить и подготовить роли, их репетиция постоянно прерывается праздным любопытством маркизов. Слуги короля торопят Мольера, — король уже в зале и ждёт представления, но Мольер всё оттягивает начало. В конце концов, король великодушно разрешает сыграть любую другую пьесу, а новую оставить до другого раза.

Однако для зрителей семнадцатого века эта пьеса была насыщена контекстами и аллюзиями. Например, это не только история неудачной постановки пьесы, но и едкая ( и не всегда справедливая) критика конкурирующего театра - Бургундского отеля, в котором ставятся пьесы Корнеля и Расина.

С аллюзиями и контекстами, абсолютно в традициях своего театра, решил поработать и Любимов. Прежде всего он изменил финал. Он стал не мольеровским, а булгаковским - король так и не пришел. Мольер в отчаяньи. Однако в это время на заднике сцены портрет короля Солнца меняется на портрет драматурга.

Художник беззащитен перед лицом сильных мира сего, перед лицом века-волкодава, но искусство всесильно и вечно, как бы говорит нам эта перестановка.

Для Владимира Мартынова эта фабула стала поводом для постмодернистской  лекции по истории музыки: от Монтеверди, Моцарта, Россини, Вагнера до Дебюсси, Стравинского, Эндрю Ллойда Уэббера; от барокко до рок-оперы и мюзикла. При этом автором оперной музыки стал композитор, убежденный, что  после Берга и Шенберга композитору в этом жанре делать нечего..

Две его предыдущие оперы — «Vita Nova» и «Упражнения и танцы Гвидо» — не что иное, как повод для разговора о жанре; это оперы об операх, постмодернистский текст о тексте, некие музыкальные ипостаси прозы  Умберто Эко( правда, менее эмоциональные).  Однако эти оперы - не просто постмодернистский текст, но еще и текст , отталкивающийся от средневековых реалий: они рассказывают о жизни Данте и Гвидо д"Ареццо. Манифестирует ли композитор таким образом приход "Нового средневековья" или просто стремится вернуться к "неслыханной простоте" ( кстати, опять напрашиваются средневековые аналогии, ведь в простоту впадают, как в ересь) это -тема отдельного обсуждения.

96f0418dc2f6ee3e468e113026546a59de032524591.jpg

В результате спектакль представляет собой постоянно прерываемую репетицию, в которой два контртенора исполняют «Спор древних греческих философов об изящном» ( на мой взгляд, самое живое место в опере), играется пьеска Козьмы Пруткова "Блонды", а господин Журден, окрыленный знанием того, что он говорит прозой, создает "Проект о введении единомыслия в России".

712ad281f318e8705a2513e54644c459de03382ab1e.jpg

И при этом вторым планом, рядом с этими несуразностями зрителям пытаются показать трагедию Мастера ( за это в опере отвечает булгаковский текст).

И вот эта линия, на мой взгляд, не в полной мере реализует замысел режиссера прежде всего из-за внеэмоциональности и отстраненности музыкального материала.

Все-таки постмодерн это - обогащение смыслового поля, а не изъятие из него всех эмоций, что абсолютно противопоказано театру.

Однако, несмотря на некоторой несовпадение со зрительскими ожиданиями, спектакль безусловно состоялся как зрелая профессиональная работа оркестра, дирижера, хора и солистов ( несомненная удача - приглашение в спектакль контртенора Владмира Магомадова) и хотелось бы видеть его на сцене "Новой оперы" чаще.

Добавить комментарий
11.10.2017 20:36
Анонимно
Хороший текст, много про литературу, про развитие искусства. Но музыка Вам, судя по всему, не понравилась...
Добавить комментарий
Вход свободный. Впереди Рождественская сказка