СОКРОВИЩЕ ВЕЧНОЕ
02.12.2018 17:54
Анна Сокольская
 30 ноября в музее Русской Иконы открылась выставка "Сокровище вечное" (церковные древности из собрания А. В. Мараевой) .
Как сообщает официальная хроника, на открытии выставки присутствовали: Высокопреосвященнейший Корнилий митрополит Московский и всея Руси, Предстоятель Русской Православной Старообрядческой Церкви; наместник Московского ставропигиального Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря архимандрит Феофилакт (Безукладников); Представитель Православной Церкви Чешских Земель и Словакии при Патриархе Московском и всея Руси архимандрит Серафим, протоиерей Владимир Силовьев; Чрезвычайный и Полномочный Посол Польской Республики Влодзимеж Марчиняк, представители культуры, бизнеса и другие высокие гости.
Чем вызвано такое внимание?
Дело в том, что эта выставка впервые представляет в неразрозненном виде уникальное собрание церковных древностей Анны Васильевны Мараевой.
2bc051b232c2a193f9132c743e1ff85c03f272a47a3.jpg
Уроженка Калужской губернии и жена серпуховского купца, Анна Васильевна Мараева почти полжизни собирала произведения искусства и церковные древности.
Например,одной из ценнейших купленных ею реликвий был «Пустозерский сборник» с автографами «Житий протопопа Аввакума и инока Епифания, его духовного отца». Сегодня этот литературный памятник издаётся по спискам, которые сберегла для потомков Анна Васильевна.
 В 1918 году всё имущество Мараевых было национализировано. Изначально собранные ими произведения искусства планировалось использовать в качестве премиального фонда для передовиков ситценабивной мануфактуры. Но в сентябре 1918 года серпуховские власти получили директиву Наркомата просвещения с требованием принять меры по сохранению коллекции. Во второй половине 1918 года в Серпухове, в составе местного отдела народного образования, была создана музейно-экскурсионная секция. В конце 1920 года был открыт Серпуховский Музей старины и искусства,которому теперь стоило бы присвоить имя А.В. Мараевой. Однако часть экспонатов все-таки оказалась и в Третьяковской галерее и в других местах. И вот теперь собрание Мараевой вновь предстало перед посетителями музея в неразрозненном виде.
Большую его часть составляют старообрядческие иконы.
В чем же их отличие от иконы "никонианской"?
Во-первых, все иконы, написанные до реформ Никона, мы можем назвать старообрядческими.
Во-вторых, иконописцы- старообрядцы не приняли так называемого фряжского письма, пришедшего в Россию в семнадцатом веке, ярким представителем которого является Федор Ушаков. Для них незыблемым идеалом и каноном осталось творчество Андрея Рублева.

     Еще ряд особенностей старообрядческой иконы позволяет легко отличить её от произведений "нового" церковного искусства. Характерная черта старообрядческих икон — обилие надписей на полях, тёмные лики деревянных икон, двуперстие, написание имени Христа как «Исус» и аббревиатуры «IС ХС». На всех старообрядческих иконах в pyках святых, на маковках церквей всегда изображаются только осьмиконечные кресты. .

Еще одна черта — отличие символов евангелистов на старообрядческих и новых иконах: символом Mapкa у старообрядцев является орел, а Иоанна — лев, а на православных иконах посленикoнoвcкoго периода — наоборот. Кроме того, cтapooбpядчecкие иконописцы продолжали, в соответствии с древней русской традицией, изображать евангелистов в виде животных, что было запрещено новообрядческой церковью в 1722 г.

 На старообрядческих иконах не изображают новых святых, канонизированных русской православной церковью уже после раскола, новых образов Богородицы и новых изводов традиционных сюжетов. Так, например, Воскресение Христово изображается только как икона «Сошествия в ад».


Среди икон имело распространение соединение элементов живописи и медной пластики, которые приобрели особое значение в Сибири и на Урале в XVIII-XIX веках. Литые бронзовые иконы неоднократно запрещались указами властей и православной церкви. Основными хранителями целого пласта культуры в виде комбинированных произведений оставались именно старообрядцы.

Иконы, в которые вставлены медные складни, кресты или небольшие по размеру иконы, называются «врезкой». Такая врезка безошибочно указывает, что икона старообрядческая. Также иногда старообрядческие врезные иконы называли ставротекой. Ставротекой (от греч. «staurotheke»: «stauros» — «крест» и «theke» — «хранилище») принято называть «Ковчег для Креста», выполненный в форме плоского ящика или ларца для хранения в нем частиц Животворящего Креста Господня.
Отличается старообрядческая икона и тематически.
Так наиболее почитаемыми у старообрядцев являются следующие иконы:

1. Спас Благое Молчание. На ней изображен ангел со скрещенными на груди руками (как причастник), облаченный в царский хитон и в восьмиконечной короне славы Бога Отца. По обеим сторонам рядом с короной надписи «IС» ниже «Благое» и «ХС» ниже «молчание» Неканонический извод Христа в виде «тварной» природы — ангела — запрещен в Русской православной церкви.
2. Спас Мокрая Брада — образ Спасителя с клинообразной формой бороды и с левым глазом большим, чем правый.
3. Спас Ярое Око — образ Спасителя с удлиненной головой, темным ликом без нимба в сине-голубой одежде.
4. Богоматерь Огневидная.
5. Мученик Христофор-Псеглавец. Его Иконы «с песьею главою» вместе с некоторыми другими «спорными» иконографическими сюжетами были официально запрещены распоряжением Святейшего Синода от 1722 года как «противные естеству, истории и самой истине». Старообрядцы продолжали (и до сих пор продолжают) почитать Христофора-кинокефала, а запрет «господствующей церкви» лишь подтвердил и усилил это почитание.
6. Никола Отвратный — образ святого Николая Мир Ликийских чюдотворца с косящими влево зрачками.
7. Священномученик Аввакум,
8. Инокиня Феодора (боярыня Морозова)
9. Андрей Денисов — один из основателей выгорецкой безпоповской обители.
10. Подобно другим православным, старообрядцы чтили иконы посвященные Страшному Суду и местным святым: Зосимы и Савватия Соловецких, Варлаама Хутынского, Александра Ошевенского, Сергия Радонежского.
8204b42bd97524ea8c78973b0c30f95c03f28b30be9.jpg

 В домах старообрядцев поповского толка были распространены иконы следующих сюжетов: «Троица Ветхозаветная в бытие» (в двух изводах, наиболее часто встречается вариант «Гостеприимство Авраама и Сарры»), «Спас Вседержитель», «Царь Царем» («Спас Великий Архиерей»), «Образ Нерукотворного Спаса» в особом изводе — с двумя (иногда с четырьмя) ангелами, держащими концы убруса. Из богородичных икон особо почитаемыми у местных старообрядцев и поныне остаются «Одигитрия Смоленская», «Знамение», «Покров», «Троеручица», «Казанская», «Огневидная», «Неопалимая Купина», «Не рыдай мене, Мати».
Со второй половины XIX в. на полях икон нередко изображается уже по 6-8 фигур святых. Такие иконы служат для их владельцев домовыми иконостасами, в обиходе зачастую их так и называют. Название «домовой иконостас» закрепилось и за иконами с литыми врезками. В таких иконах по центру обязательно расположен крест (напрестольный или киотный), вокруг которого размещаются литые образки и многостворчатые складни. Литью в сочетании с живописью отдавали предпочтение старообрядцы часовенного толка. В каждом доме можно встретить несколько икон Спасителя, Богоматери, образа наиболее чтимых святых — св. Николы Чудотворца, мч. Иоанна Воина, вмчц Парасковии, мчц Екатерины и Варвары, а также минейные иконы и двунадесятые праздники.
Федосеевцы ( к которым принадлежала и Анна Васильевна) особенно почитают святого Паисия и молятся ему за тех, кто умер без покаяния, но имя покойника не упоминают; также обращаются они и к святому мученику Уару, ему тоже молятся, когда человек умер без покаяния. В подобных же случаях молятся Св. Фекле, но только за упокой женщин.
У старообрядцев поморского толка встречается изображение Иоанна Богослова с пальцем у рта (икона «Иоанн Богослов в молчании»). Этот сюжет трактуется ими как свидетельство невозможности узнать заранее время «кончины мира».
Особо почитали в среде старообрядцев первого московского митрополита Петра — посредника между Богоматерью и русским народом. Богоматерь и митрополит Петр почитались как защитники и хранители истинного христианского благочестия. Их изображения можно встретить на образах с избранными святыми, в других композициях.
В домах у староверов находилось и большое количество богородичных икон XIX—XX вв. Богородице были посвящены и молитвенные тексты — каноны, акафисты, тропари и службы к Богородичным праздникам, которые дополнялись окрашенными фольклорными вымыслами легендарным вымыслом апокрифическими сказаниями, повествованиями о видениях. Чрезвычайно популярные в народе апокрифы «Хождение Богородицы по мукам» и «Сон Богородицы» находились в рукописных Прологах и Триодях, хранившихся в старообрядческой среде.
В XIX-нач. XX в. в среде старообрядцев особо почиталась икона «Богоматерь Тихвинская» как написанная апостолом Лукой и являющаяся помощницей в устроении обителей, хранительницей истинного православия. Часто изображение Богоматери сопровождается орнаментом из вьющихся стеблей, цветов — символов райских садов, что говорит о традиционном восприятии Богоматери как Царицы Небесной райских обителей Бога Вышнего.
«Сказание о Тихвинской иконе Богородицы», являясь одним из наиболее известных повествований о перемещении христианских святынь на Русь, не могло не оказаться в сфере внимания старообрядцев. Рассказы такого рода, создаваемые на Руси, получили значение исторического свидетельства в пользу того, что только русское православие и сохранило древнехристианские традиции, причем свидетельства очень важного, поскольку само перенесение святынь в подобных сказаниях, как правило, происходило чудесным образом, следовательно, Божьим промыслом.
Тема преемственности русским православием древнего христианства была одной из центральных для старообрядцев, поскольку представления о такой преемственности, выделявшей русскую церковь среди других христианских церквей, и понимание в связи с этим необходимости сохранения «русской веры» в конечном итоге и привело к резкому столкновению старообрядцев и официальных церковных властей, вносивших в устоявшиеся церковные формы немало изменений, воспринимавшихся старообрядцами как «порча». Отождествление тихвинской иконы с иконой, написанной евангелистом Лукой, позволяло считать изображенное на ней перстосложение младенца Иисуса первостепенным аргументом в пользу древности и, следовательно, истинности двуперстия. Особая роль этого свидетельства обуславливалась и тем, что иконное изображение могло служить в качестве доказательства в поддержку старообрядческого мнения о перстосложении для неграмотных людей. Официальной церковью перстосложение Исуса на Тихвинской иконе трактовалось как именословное.
В молельных и частных домах у «ревнителей древлего благочестия» можно встретить иконы Владимирскую, Казанскую, Иверскую, Шуйскую Богоматери, а также «Скорбящую Богородицу». Старообрядцы, почитая «Скорбящую Богородицу», исполняли ей ирмосы, призывая ее в печали и как спасительницу от клеветы. В народном сознании культу Богоматери отводилось первое место в ряду «спасительных» и «целительных» чудес, которых ждали от икон святых. Но характер ожидаемых «чудес» в каждом селении мог быть свой. Однако желание видеть не небесное, а именно земное пребывание Богоматери, включение икон Богородицы в ритм своей жизни и повседневных забот объединяет взгляды разных общин и толков в среде «ревнителей древлего благочестия».
На многочисленных старообрядческих иконах Господа Вседержателя Царь Небесный как будто «замещал в безблагодатном миру» православного царя. Распространенность в народе иконографии Вседержителя аналогична распространенности в духовных стихах наименования Христа «Царем Небесным». Поскольку реальный мир воспринимался царством сатаны, он воспринимался и местом мучений, требовавших скорейшего разбирательства. В основном в старообрядческой среде встречаются иконы Господа Вседержителя, выполненные «в манере Рублева». Спаситель изображался в традиционном трехчетверном повороте, с двоеперстным благословением, придерживающим левой рукой раскрытое Евангелие.
Среди избранных святых повсеместно почитали Николу Чудотворца, Иоанна Богослова «в молчании», Иоанна Предотечу, пророка Илию в «огненном восхождении», Архангела Михаила, представляемого как «Грозных Сил Воевода» (летящий на крылатом коне огненный всадник). В иконографическом отношении есть также ряд особых пристрастий, к которым можно отнести, в первую очередь, групповые композиции. Но, бесспорно, преобладают изображения святых «практического назначения». На иконах в ряду предстоящих или рядом с изображением святого можно встретить ангела-хранителя. Тема Страшного Суда и конца света часто поднимается на страницах апокрифических сказаний в рукописных старообрядческих книгах.
В начале ХVIII в. официальная церковь запрещает изображение Господа Саваофа «в образе ветхолетнего мужа», а также евангелистов в подобие животных с надписанием имени самих апостолов. Под запрещение попадает целый ряд икон, «противных естеству, истории и самой истине». Перечень их довольно сумбурный: наряду с иконами, включающими фантастические элементы (мученик Христофор с песьей головой, Богоматерь-Троеручница, образ Неопалимой Купины, «образ Премудрости Божией в лице некия девицы», «образ шестодневного всемирного творения Божия, в котором Бога Отца пишут на подушках лежаща», «образ Саваофа в лице мужа престарелого и единородного Сына во чреве Его и между Ними Духа Святого в виде голубя», (то есть икона «Отечество»), «Благовещение с Богом Отцом, дышашим из уст»), запрещаются вполне канонические иконы («Образ Богородицы болящей при Рожестве Сына Божия и бабы при Ней», «образ Флора и Лавра с лошадьми и конюхами»).
Появление во второй половине XVII в. в новой иконографии «Неопалимой купины», которую стали писать с символическими и аллегорическими подробностями, заставляло старообрядцев пояснять этот сюжет чаще других. В «Алфавите о Неопалимой купине» давалось народное толкование символов иконы, которое в разных сборниках содержало незначительные варианты. Образ внутреннего младенца в пояснении автора-составителя символизировал рождение Христа «От Отца», «прежде всех век Богоматери», младенец же на руках Богоматери «поведет Рожество от девы Бога Отца». Трехлетний возраст Христа символизировал «триличное божество». Во всех старообрядческих толкованиях ощущается традиционная опора на Стоглав и особо чтимые ими предания московской старины.
Однако, если мы придем в музей, то увидим, что , как писал еще в позапрошлом веке известный историк Н.И. Костомаров " Славянская натура вырывалась из византийской рамки, в которую ее старались заключить" и старообрядческая икона это не только демонстрация верности канону, но и яркое цельное искусство, да еще и с глубоким и темпераментным нонконформистским и протестным потенциалом.
К тому же настоящим открытием и специальным проектом выставки стала икона «Омовение ног» из Серпуховского музея. Образ, имеющий в своей основе живопись XVI столетия, был записан в старообрядческой традиции в XIX веке. На сегодняшний момент древняя живопись частично раскрыта – реставрация иконы, приуроченная к выставке «Сокровище вечное», ведется в ВХНРЦ имени И.Э. Грабаря на средства Музея.
Выставка будет открыта до первого марта.
Вход свободный. 
P.S. Больше фотографий
https://zen.yandex.ru/media/id/5bad2ed0407a8900ab37b7f0/sokrovisce-vechnoe-5c03ece85b059803f35bdc07?from=editor

Добавить комментарий
Вход свободный для новых знаний и знакомств