Без меня народ не полный
02.09.2018 15:11
Георгий Рзаев -Шах-Тахтинский
Уже не один год Олег Погудин открывает сезон программой лирических песен советского периода «Любовь останется».
В ней представлены, наверное, самые известные и любимые песни, написанные в основном в период Оттепели: «В городском саду», «На лодке», «Одинокая гармонь», «Когда весна придет, не знаю». 
Можно сказать, что это - самая нетрагическая программа певца. Для меня эти песни - это даже не музыка детства, а то, что слушали мои бабушки и дедушки в годы своей молодости.
eae98a6fbe789ca8145f55ba6e7a935b8bd236d2bb9.jpg
(Юрий Пименов. Свадьба на завтрашней улице)

 Многие из песен  1960-х  тесно связаны с кинематографом. "Весна на Заречной улице", "В день свадьбы", "Верные друзья" - знаковые фильмы послевоенного и послесталинского времени. И  это делает исполняемые песни с одной стороны еще более узнаваемыми, а с другой, «привязанными» к запомнившимся визуальным образам, что усложняет задачу артиста, так как ему надо создать новое и цельное произведение.
При этом за кажущейся простотой этих песен скрыты сложные мелодии и сильные тексты, а за кажущейся простой концертной программы - выверенная и глубокая драматургия. 
Примером этого может служить завершение первого отделения концерта: сначала звучание «Рио-Риты», вдруг подчеркнуто строгое, заставило вспомнить Шпаликова - 

Городок провинциальный, летняя жара, 
На площадке танцевальной - музыка с утра. 
Рио-Рита, Рио-Рита, вертится фокстрот, 
На площадке танцевальной - сорок первый год. 

А потом, казалось бы неожиданно, но уже музыкально предсказуемо прозвучали две песни на стихи Константина Симонова:
«Старая солдатская» (исполненная до этого один раз в Карабихе и ставшая московской премьерой) и «Жди меня». Они заставили вспомнить и войну, разделившую надвое мирную жизнь с лодками-черемухами и планами на будущее, и то, что 28 августа ( в день концерта)  – годовщина смерти поэта, значившего для поколения шестидесятых очень много.
 «Вы неплохо пишете, но мне не близка Ваша полемичность», - написала мне одна корреспондентка. Но ведь арт-критика не может не быть полемичной и диалогичной. Зачем она без этого? И в этот раз поводов для полемики предостаточно, при этом только кажется, что они относятся к творчеству артиста. Нет, возникающие дискуссии затрагивают совсем другие проблемы.
«Любовь простого человека» назывался один из отзывов на прошлогодний концерт лирических песен советского периода.
Первое, что подумалось: что же Шолохов не назвал свой легендарный рассказ «Судьба простого человека»? Ведь Андрей Соколов самый что ни на есть в понимании таких авторов «простой». 
Второе же,  что разделяющие людей таким образом авторы себя автоматически относят к "непростым", высокодуховным и "эстетически рафинированным" ( подсмотрел самоопределение).
А отсюда и взгляд их на героев песен становится снисходительно-умиленным. Вот они с их маленькими радостями, типа букета черемухи или катания на лодке, а вот мы - смотрящие на это сверху вниз. На эту тему, кстати, есть прекрасные стихи Ярослава Смелякова.

 Одна младая поэтесса,
живя в достатке и красе,
недавно одарила прессу
полустишком-полуэссе.

Она отчасти по привычке
и так как критика велит
через окно из электрички
глядела на наружный быт.

И углядела у обочин
(мелькают стекла и рябят),
что женщины путей рабочих
вдоль рельсов утром хлеб едят.

И перед ними — случай редкий,—
всем представленьям вопреки,
не ресторанные салфетки,
а из холстины узелки.

Они одеты небогато,
но все ж смеются и смешат,
И в глине острые лопаты
средь ихних завтраков торчат.

И поэтесса та недаром
чутьем каким-то городским
среди случайных гонораров
вдруг позавидовала им.

Ей отчего-то захотелось
из жизни чуть не взаперти,
вдруг проявив большую смелость,
на ближней станции сойти

и кушать мирно и безвестно —
почетна маленькая роль!—
не шашлыки, а хлеб тот честный
и крупно молотую соль.

...А я бочком и виновато
и спотыкаясь на ходу
сквозь эти женские лопаты,
как сквозь шпицрутены, иду.

Но вернемся к описываемому концерту.  Достаточно вглядеться в тексты песен, чтобы увидеть, что их герои совсем не «просты». Даже смешной Курочкин "работает отлично, премирован много раз". А герой песни из фильма "Верные друзья" собирается искать место свидания на глобусе и посадить сады, чтобы они шумели по всей стране. Каков размах! Герои этих песен богаты не только "сердечной нежностью", они прежде всего труженики, творцы и созидатели. А уж черемуха потом!
Интересно посмотреть на лирического героя этих песен и с другой стороны. Кто он, человек шестидесятых? У него было военное детство, поэтому он долго получал образование ( вечерняя школа, заочный институт),  с очень большой вероятностью он вырос без отца – отсюда и идеализированный образ мужчины: вспомним диалоги в фильме Марлена Хуциева «Застава Ильича». Он гордится освоением целины и полетом Гагарина, поет Окуджаву, ходит, если москвич,  на вечера в Политехнический. Он, даже живя в провинции, посмотрел фильмы  итальянских неореалистов, «Иваново детство» и «Андрея Рублева». Уж не так-то он и прост, наш герой.
Погудин, сам вечный труженик, человек народнической складки, привыкший уважать и своих зрителей и своих лирических героев, относится к этим песням и к этому времени с огромным уважением. И в этом суть заметного даже невооруженным взглядом напряжения, которое возникает в зале между артистом и частью его "старых зрителей", пришедших сверху вниз поумиляться "скамейке в городском саду".
Именно поэтому было очень отрадно видеть в зале много людей среднего возраста и молодежи, которым близок гуманистический пафос этой программы.
https://youtu.be/k1D6BTsitSc


Добавить комментарий
03.09.2018 14:09
Анонимно
Спасибо за Смелякова. Очень к месту.
Добавить комментарий
Вход свободный для новых впечатлений и знакомств