Необязательные мемуары. Жизнь в СССР: Базис и надстройка
17.05.2020 10:51
Николай Троицкий
Я прожил немалую часть сознательной жизни в Советском Союзе, и очень хорошо помню те времена. Нынче много об них спорят, причем с особенной пеной у рта выкаблучиваются те, кто застал СССР в колыбели или максимум за школьной партой младших классов.
Но надо бы объективно вспомнить, что и как тогда было. Причем, во-первых, сразу же хочу разделить базис и надстройку, то бишь экономически-материальную ситуацию и морально-интеллектуальную атмосферу. А во-вторых, на данном этапе речь пойдет об ощущениях и фактах, имевших место ДО перестройки. Ибо, начиная с 1985 года, многое стало меняться, не сразу, постепенно, но это отдельная тема, которой я тоже коснусь.

Враньё в научном соусе

Итак, начнем с надстройки. Не буду сейчас ничего выдумывать, заново писать. Лучше всего ситуацию в этой самой надстройке передают мои дневниковые записи тех лет. Дневник я вел с 1978 по 1989 годы, с большими перерывами, писал, в основном, о спектаклях, фильмах, прочитанных книгах, изредка о выставках, которые я посетил. Очень редко позволял себе замечания социально-политического характера.
Некоторые из них я сейчас и процитирую. Всё это написано в 1982 году, когда я был уже не студентом, а аспирантом театроведческого факультета ГИТИСа (про ГИТИС я тоже отдельно напишу, но сейчас не об этом).
Так я писал ТОГДА. Курсивом даны сегодняшние пояснения. Так ощущал время, эпоху и даже не помышлял о возможной публикации, тетрадка сохранилась совершенно случайно

"Кругом ложь. Каждое слово в газетах, по радио, по ТВ - ложь. Мы погрязли в ней. Умные, интеллигентные люди, не смущаясь, лгут народу с телеэкранов, пишут лживые статьи, лгут друг другу. С серьёзным видом говорят о том, чего нет, да и не может быть, и в природе не бывает.

60 лет СССР - дружба народов! Все знают, что дружбы нет и быть не может. Одни народы необразованны, темны, другие - слишком развиты и привыкли к буржуазному строю, третьи без СССР не существовали бы - но не любят русских, не любят друг друга, любят и гордятся только собой. И вот - все делают хорошую мину и разглагольствуют о дружбе с трибун.

Государство мифов, мифических цифр, мифических успехов, мифических достижений; и полное отсутствие гласности (это слово я употребил за несколько лет до Горбачева), никто не знает правды целиком
И все люди продолжают делать вид, что верят, даже в повседневном общении, ходят на бессмысленные субботники, "поднимают" сель.хоз. на всяких картошках. Пишут враньё, защищают враньё в научном соусе, доказывают, чье враньё лучше написано и где более умело скрыта правда. Честность - это преступление, да никто и не осмеливается на нее, это роскошь для семейных обедов и себе в карман.
Публично честного - я не знаю ни одного человека. И не узнАю. И сам врал, вру и буду врать, изучать классиков вранья, и разбивать, громить попытки не всегда сильно мудрых, но честных людей разоблачить наше вранье, возведенное в систему.

Прав был один из классиков (он не врал - потом каждое его слово сделали непогрешимым и правду превратили в ложь) что основа - экономика. Именно в экономике мы и видим провал нашего строя, его несостоятельность, и попытки его спасти жалкими полумерами.

Людям не хватает продуктов, с каждым годом всё страшнее - и все равно все голосуют, выступают, прославляют - чтобы урвать себе хоть кусок с растерзанного тела России (СССР я всегда называл Россией). Ради того, чтоб сытно жрать - можно врать. Но я не вправе осуждать. Сам такой, и все мы такие. Кучка других - обречена, да и их уже нет, им не уцелеть. Я верю им, но в них не верю.

Сегодня искал масло - в одних магазинах нет, в других есть соленое (говно), в третьих - дикая очередь. Ирвинг Стоун (американский писатель, посетивший СССР и давший интервью по телевизору), с барского взгляда, заявил в интервью, что очереди стали меньше, а продуктов больше. С чего он это знает? Ему и здесь, и там всего всегда хватало. Или вежливость, или переврали переводчики - обычная порция лжи, или врет уже Стоун, щедро накормленный и принятый (под контролем КГБ - даже за тем, как он справляет нужду - это он из вежливости не увидел?)

У нас даже правдолюбивые люди из-за рубежа начинают врать. В целях пропаганды? Как противно. Мы отучились от правды, никогда её не знали, да и не придется узнать - на наш век этой власти хватит (да и еще на пару тысяч - пока не сгниет, не рассыпется, как все великие империи)"

Как видите, периодически прорываюсь к базису, но о нем потом. А что касается надстройки, то всё так и было - на мой взгляд. Никто не верил ни в какой социализм-коммунизм, кроме редких одиночек, которых за эту веру жестоко преследовали, между прочим. Но все врали.
ВСЕ! И кто учился в школе, и тем паче - кто получал высшее образование. В школе врали на уроках истории и так называемого "обществоведения", в институтах - на всех идеологических экзаменах, а их было полным-полно, даже нас, театроведов, заставляли изучать насквозь лживую "политэкономию социализма" (в части капитализма политэкономия была относительно правдивой), и даже студенты заборостроительных институтов или учащиеся кулинарных техникумов вынуждены были учить и сдавать на экзаменах историю КПСС, истмат, диамат и тому подобную псевдонаучную бредятину.

Фиги и книги

Деваться было некуда. Одна была во всем этом более-менее положительная сторона - врать надо было всем одно и то же, без загогулин, и вранье это было довольно примитивное, схематичное. Легко усваивалось даже тупицами.
Само собой, точно так же нам врали дяди и тети из телевизора, радио, со страниц газет и в предисловиях-комментариях к книгам, изданным в СССР.
Кстати уж о книгах. Нормальные книги были в диком дефиците, не хуже масла, растворимого кофе или колбасы. Но о продуктах я расскажу чуть ниже. Впрочем, дефицитные книги могли в достатке иметь те же самые люди, у которых был доступ к дефицитным продуктам. Даже если эти люди не умели читать. Ничего! Выстраивали книжки на полках под цвет ковров и обоев. Или выменивали Цветаеву/Пастернака на всякие деликатесы.

У меня с книгами дела были не так мрачны, все-таки мама работала в "Огоньке", который входил в издательство "Правда", которое выпускало немало хороших книг. Да и среди знакомых имелись люди, причастные к литературе. Мне жаловаться грех. Прочитал почти всё, что хотел и что было надо, и даже сверх того.
Квартира наша была набита самиздатом - то есть, отпечатанными на машинке ("Эрика" берет четыре копии) запрещенными произведениями Солженицына, Галича, Булгакова (Собачье сердце), Набокова, Пастернака (Доктор Живаго), поэмами Максимилиана Волошина и некоторых других. Кто-то привез "Архипелаг ГУЛАГ" издательства "Посев". Читали еще увлекательный детектив Тополя-Незнанского "Журналист для Брежнева" в машинописном виде. Вот - что вспомнил.

Наконец, к моим услугам были очень хорошие библиотеки - ГИТИСа, ВТО, Центральная театральная. Там можно было читать многие дореволюционные издания, не запрещенные, но не переиздававшиеся в советское время.
Конечно, таких допущенных в святую святых было не так уж много. Но желающих быть допущенными было еще меньше. Большинству всё это не было нужно. И отбарабанить набор бессмысленных фраз про Ленина-партию-комсомол для подавляющего большинства моих соотечественников не составляло никакого труда, они не испытывали моральных страданий от бесконечного вранья.
Так что не надо чересчур драматизировать муки совграждан насчет надстройки.

Водка с хлебом без масла

С базисом дела обстояли гораздо хуже. Отсутствие нормальных "продуктов питания", одежды и бытовых приборов, которые невозможно было просто пойти и купить, а требовалось исхищряться, извращаться, доставать, добывать, плохо действовало не на отдельных продвинутых товарищей, а на массы.
Вкусы и потребности были немудрящие, но давно прошли те времена, когда несчастные советские люди просто не знали, какое бывает изобилие, и были готовы жертвовать всем ради "светлого будущего".
Про заграничное изобилие знали практически все. В "светлое будущее" больше не верил никто. Эта система не могла не рухнуть по чисто экономическим причинам.
Я тогда этого так четко не осознавал. Но в исторической неизбежности гибели советского строя, как его ни называй, хоть развитым социализмом, хоть недоразвитым госкапитализмом, никогда не сомневался.

С голоду никто не помирал - это факт. Но я никогда не забуду полки продуктовых магазинов в Челябинске, где был на гастролях с театром Советской армии летом 1984 года: масла нет, колбасы нет, даже той пресловутой "за два-двадцать" - нет ни шиша! Не везде есть маргарин. Про мясо даже упоминать смешно. Зато всюду - гектолитры водки, одинаковой, хотя, справедливости ради замечу, настоящей, не суррогатной. Ну и хлеб. Без масла. Бутерброда даже не сделаешь.
Я специально называю конкретный город, потому что там я пребывал целый месяц и всё это видел собственными глазами. Но то же самое было много где. В Москве и Ленинграде чуть лучше, потому все и ехали в столицы, но, как видите из моей дневниковой записи, и в Москве масло было не так просто купить.

Понятно, что советские люди в огромном количестве выживали благодаря продуктовым заказам, которые они - и мы в их числе - получали на работе. Это тоже была всеобъемлющая система. Да и в столовых и буфетах, в том же Челябинске, кстати, с мясом и маслом не было проблем.
Почему же их не было в магазинах? Я это и тогда не понимал, и сейчас не понимаю. Но не представляю себе человека, который скажет, что это было нормально и естественно.
Неестественность и ненормальность базиса и погубили Союз. Я так думаю.
Добавить комментарий
Вход свободный для новых впечатлений и знакомств