Необязательные мемуары. Ранний Жириновский
30.06.2020 10:41
Николай Троицкий
Жирик-холостяк

В первый раз я с ним встречался и брал у него интервью в далеком 1990 году, когда его практически никто не знал. Это был забавный экстравагантный маргинал, хотя уже глава партии, которая называлась ЛДПСС. Правда, не факт, что сама эта ЛДПСС состояла еще из кого-то кроме своего председателя и нескольких заместителей.

И вот этот наномаргинал вдруг разразился целым списком "теневого правительства" Советского Союза. По-моему, он его даже не возглавлял, а хотел взять себе "всего лишь" МИД. Из других членов теневого кабинета помню человека по фамилии Воронин, еще одного маргинала, с которым у Жирика-ЛДПР была своеобразная дружба-вражда-конкуренция.
Потом этот Воронин называл себя, если не ошибаюсь, "лидером консервативного блока", потом всплывал как лидер какого-то общества защиты каких-то вкладчиков, и наконец исчез бесследно. Не знаю, жив ли он еще.

А я в те далекие дни пошел к Жириновскому побеседовать с ним о его теневом правительстве. Типа на полном серьёзе: почему он так распределил посты, зачем вообще выступил с этой идеей, когда планирует прийти к власти?
Встречу он мне назначил у себя дома, офиса у него тогда не было. Жил тогда Жириновский в Сокольниках, в скромной квартире. Пообщались. Я задавал вопросы со свирепой серьёзностью, он так же отвечал, без тени улыбки. Говорил спокойно и солидно. Уже тогда умел выбрать тон по обстоятельствам, тонко чувствовал стиль, владел искусством бронебойной аргументации по любому, хоть самому вздорному поводу, никаких вредных вопросов не боялся, признавал малочисленность своей партии, но обещал, что это дело наживное, члены будут, и много членов (и ведь сдержал обещание!).
Язык у него был, как и сейчас, без костей. Получилось смешное интервью, с заголовком "Есть местечко в кабинете", в "Мегаполис-Экспрессе" первой каденции или итерации, общественно-политической, оно было опубликовано.

Что было самое любопытное: квартира ВВЖ была типично холостяцкая. Ни тени жены или какой-либо женщины. Одна комната завалена до половины упаковками партийной газеты, и Владимир Вольфович жаловался: вот видите - никто не читает, не могу распространить.
Откуда потом взялась жена Жириновского - своего рода загадка. Хотя, скорее всего, статус требовал ее наличия, и супруги восстановили отношения, сугубо по расчету и небескорыстно.

Россия, ты одурела

В следующий раз я увидел господина Жириновского весной-летом 1990 года, вместе со всей страной, когда началась президентская кампания. Владимр Вольфович несколько дней с утра до вечера - буквально безвылазно! - провел на Съезде народных депутатов, где беспрерывно говорил, говорил, говорил, отвечая на бесчисленные вопросы депутатов, журналистов и каких угодно гостей съезда. Меня тогда поразило умение Жириновского долго и четко говорить на любую тему, о чем угодно.
В результате народных депутатов он запросто уговорил, и они дали ему добро на участие в президентской кампании - такое право у них тогда было по закону о выборах президента.

Затем, уже после ельцинского путча 1993 года, случился громкий кремлевский конфуз.
Оглашение результатов первых выборов в Государственную думу было решено провести в прямом эфире. Ельцинская челядь и обслуживавшие ее журналисты (нынешние либерал-несогласные, в основном) были уверены в торжестве "Выбора России". Но сильно ошиблись. Торжествовал наоборот Жириновский. Торжествовал в прямом эфире, демонстративно опрокидывая в себя рюмку за рюмкой водки. Потом, правда, мне рассказали, что это фикция: Жириновскому или очень сильно разбавляют водку водой или вовсе под видом водки наливают водичку, так что в действительности он пьет очень мало.
Но другие гости прямого эфира пили по-настоящему, в частности, ныне покойный литературовед Юрий Карякин, который после оглашения результатов ЛДПР, шедшей на первом месте, вышел к микрофону и сделал свое знаменитое заявление "Россия, ты одурела!"

Жирика так сильно невзлюбили отдельные прогрессивные журналисты, что ухитрялись упрекать его даже в еврейском происхождении! Обзывали "Эдельштейном" - подчеркивая, что это якобы его настоящая фамилия. То есть, ради борьбы с ненавистным политиком они готовы были сами побыть немножко антисемитами, будучи нередко точно такими же наполовину евреями.

Я в этих безобразиях никогда не участвовал. Встречаясь позже в Госдуме с вальяжным лидером фракции ЛДПР в окружении охранников, я ему о своем давнишнем интервью не напоминал. Навряд ли ему приятно было вспоминать о своей задрипанной грязноватой холостяцкой берлоге в Сокольниках. Да я-то ее не забыл.

Оригинал - Ссылка
Добавить комментарий
Вход свободный для новых впечатлений и знакомств