Выборы, выборы, кандидаты всё те же
17.08.2020 00:04
Николай Троицкий
Других кандидатов у меня для вас нет. И не было в 1990 году, но мы тогда этого не понимали, не осознавали. Казалось и верилось, что перемены пойдут на пользу, уж очень сильно надоела тогда советская власть, ставшая совсем маразматической.
Вот точно так же белорусам надоел Лукашенко. Они так же наивно думают, что если его прогонят, то станет лучше. Эх, дураки, дураки, вспомнили бы совсем недавнее прошлое соседней России. Была уже эта проклятая "эпоха перемен", ни к чему хорошему не привела.
Ну и прогуляемся в 1990 год.

4 марта 1990 года, в России прошли первые всеобщие равные тайные парламентские выборы - граждане голосовали за кандидатов в народные депутаты РСФСР. Депутатов Государственной Думы периода империи избирали совсем по другой системе, которую трудно назвать демократической. А выборы во Всероссийское учредительное собрание 1917 года, хотя и были самыми прогрессивными для своего времени, к формированию парламента так и не привели. Собрание разогнали после первого же заседания.
Съезд народных депутатов и Верховный Совет РСФСР тоже не прожили отведенного им законом пятилетнего срока - были упразднены в сентябре 1993 года. Однако съезд успел сыграть роль нового всероссийского учредительного собрания: учредил и пост президента, и новую власть, и новую страну - Российскую Федерацию.

Подобная метаморфоза не была запланирована властью союзной. Новый законодательный орган должен был просто стать очередным звеном в системе Советов, которую генсек Михаил Горбачев (на тот момент еще не президент СССР) задумывал как альтернативу и противовес партийной вертикали.
Однако оппоненты Михаила Сергеевича, так называемые «демократы первой волны», образовавшие Межрегиональную депутатскую группу на съезде народных депутатов СССР, уже задумывали совсем другую альтернативу. Выиграть или хотя бы добиться частичного успеха на всесоюзной площадке было невозможно. Требовался параллельный центр власти. Вот и решено было «зайти с российской стороны».

Требовался популярный лидер, и им стал опальный экс-секретарь МГК КПСС Борис Ельцин. Вокруг него сгруппировались активисты «Демократической России», пестрой коалиции или движения, нигде пока не зарегистрированного, официально не признанного, но вполне реального штаба оппозиционных сил. Внешне незаметную, но важную роль в этом штабе играли два «серых кардинала», народные депутаты СССР Михаил Полторанин и Геннадий Бурбулис. Да и сам Борис Николаевич был полон нереализованных властных амбиций и рвался в бой.
План был простым и эффектным. Ельцина выбирают народным депутатом, затем - председателем Верховного Совета, а дальше видно будет. Дальнобойных стратегических схем пока не разрабатывали, положившись то ли на авось, то ли на принцип Наполеона «ввяжемся в битву, а там посмотрим».

По идее, подобная перспектива никак не могла устраивать Горбачева, и его штабу следовало разработать контрпланы. Однако Михаил Сергеевич неправильно выбрал направление удара - сосредоточился на борьбе за место президента СССР и легко выиграл 15 марта на съезде союзных депутатов. Таким образом, он укрепил свой статус и аппаратный вес. Но на всенародные выборы не решился, хотя у Горбачева еще были отличные шансы их выиграть. Впоследствии эта нехватка легитимности вышла ему боком.
А в марте 1990 года Кремль попросту недооценил важность российского «фронта». Работа была пущена на самотек. Генсек-президент оказался президентом без армии. Вернее, армия у него была, но не боеспособная. Именно в ту пору высшее партийное руководство показало, мягко говоря, полную исчерпанность организационных и интеллектуальных ресурсов. Хотя более всего тут подошло бы слово «маразм».

Результаты выборов были восприняты верхушкой КПСС как большая победа. Еще бы - 920 народных депутатов РСФСР, то есть 86%, были членами партии, единственной на тот момент. Но это ровным счетом ничего не значило. И вовсе не потому, что спустя 10 дней после выборов партия утратила звание руководящей и направляющей. Просто количество уже не переходило в качество. В конце концов, партбилет имелся даже у Ельцина, и в народные избранники прошло немало таких же номинальных коммунистов.
Сам будущий президент РСФСР триумфально выиграл выборы в родной Свердловской области. В Москве, Санкт-Петербурге и многих крупных городах оппозиция одержала сокрушительную победу, провела в депутаты практически всех, кого наметила.
Помню, когда я пришел на свой избирательный участок, тут же увидел очередь не к урнам для голосования, а к вывешенному на стене списку кандидатов, в котором галочкой был отмечен кандидат от Демроссии. Сейчас это было бы признано незаконным давлением на избирателей. Но 20 лет назад демократия была еще в новинку и многими ее процедурами спокойно пренебрегали.

Впрочем, силы все равно казались неравными. Ельцина безусловно поддерживало меньшинство примерно в 200 человек. Но они были хорошо организованы и на редкость боевиты. Готовы были пробиваться к трибуне при помощи кулаков - что неоднократно продемонстрировали. Наконец, они твердо знали, какой цели хотят добиться.
Им противостояло не сплоченное и не «агрессивно-послушное» большинство, а серая инертная масса растерянных партийных функционеров и не определившихся депутатов, у которых не оказалось лидера.

Реальным противовесом Ельцину мог стать председатель Совета министров РСФСР Алексей Власов, чей имидж нейтрального крепкого хозяйственника благотворно действовал на депутатов. Но вмешался ЦК КПСС и приказал коммунистам голосовать за первого секретаря Краснодарского крайкома Ивана Полозкова, радикального консерватора и открытого противника перестройки. Правда, он не вызывал доверия у своих же соратников, партийная дисциплина не сработала и кандидатура не прошла.
Тогда выдвинули Власова, но было уже поздно. Путем умелого маневрирования Ельцин неуклонно двигался к заветному посту. Он заручился поддержкой представителей национальных автономий, пообещав им посты своих заместителей. Многие партфункционеры уже почувствовали вкус к власти, их раздражал диктат союзного центра. Наконец, они пока воспринимали Бориса Николаевича не как «демократа», а как одного из своих - ведь тот все еще оставался членом ЦК КПСС.
Вскоре после того, как выбрали Ельцина, они осознали свою ошибку. Но пути к отступлению были уже перекрыты.
Добавить комментарий
Вход свободный для новых впечатлений и знакомств