Необязательные мемуары. Дочка
09.10.2020 11:29
Николай Троицкий
3562518_original.jpg

Без лактозы

Дочь Наташа родилась 29 января 1991 года, в браке, нормально и благополучно. потом, вскоре, правда, доставила нам с ее мамой немало треволнений: она явно чем-то была больна, но врачи никак не могли выяснить, в чем дело. Приглашали специалистов за большие деньги - те разводили руками, советовали делать массаж, несколько недель почти ежедневно ходил высокооплачиваемый массажист (у меня в ту пору, в 1991 году, с деньгами был полный порядок) - всё тщетно.
Наконец, самая простая врачиха из детской поликлиники, совершенно бесплатно поставила точный диагноз: у ребенка оказалась аллергия, причем самая неприятная для грудничков - аллергия на любое молоко, включая материнское.
Организм малышки категорически отвергал лактозу (так вроде это называется?), и если бы не эта простая, зато опытная врач, то... Не хочется об этом думать.

Но диагноз породил следующую проблему. Кормить традиционным способом ребенка нельзя. Где же взять детское питание без лактозы?! Это сейчас не проблема, как я понимаю. А в 1991 году в России царил дикий дефицит куда более массово необходимых продуктов.
И интернета не было. Как и где искать? Тем не менее, мы обнаружили завод в городе Сибай, что в Башкирии (если вам так больше хочется - в Башкортостане), который производил нужное детское питание. Но с этим заводом было очень сложно связаться, мы с трудом дозвонились, они потребовали прислать письменный запрос, на который они ответят, "рассмотрев возможности", всё это могло затянуться на месяцы, а дочку надо было кормить сейчас.
И тогда на помощь пришел Израиль.

Израиль спешит на помощь

Точнее, Наталья Соломоновна Михоэлс, которая от моей мамы узнала о нашей беде, сообщила, что у них в Израиле этого самого детского питания без лактозы хоть пруд пруди, и что она будет его регулярно присылать. Через посольство. С дипломатической почтой.
И стал я ходить, почти как на работу, в посольство Государства Израиль. В 1991 году туда можно было запросто войти постороннему человеку, никто не препятствовал, даже, как я помню, не спрашивали, кто такой и зачем пришел.
Вот я и входил в посольство, встречался там с крупной и объемистой дамой с характерным именем Хася, и она вручала мне несколько упаковок детского питания - круглые жестяные банки, на которых, кроме всего прочего, было написано, что товар проверен раввинатом и признан кошерным. Смешно, конечно. Раввинату больше заняться нечем...

Кормящий отец

Этим кошерным продуктом и была вскормлена Наталья Николаевна. Кормили мы ее по очереди, каждые 3-4 часа или что-то в этом роде, и днем, и ночью, ну так все знают, что такое маленький ребенок, который спит по своему специфическому графику, никак не связанному с образом жизни родителей. Можно сказать, что я выкормил свою дочь наравне с ее матерью, пусть не грудью, а из специальной бутылочки, но какая разница! Все равно имею право на звание "кормящий отец".

Хочу заметить, что была еще одна дополнительная проблема, характерная для всех российских родителей младенцев в 1991 году - полное и категорическое отсутствие памперсов. Я даже слова такого не знал.
Поэтому мне, наравне с Натальиной мамой, приходилось постоянно стирать пеленки и подгузники. Ничего страшного в этом нет, обычная рутина, незнакомая нынешним молодым родителям, в связи с чем за них можно только порадоваться.
Кроме постоянных кормлений и стирки детского белья, я также гулял с коляской, как только выпадало свободное время, исколесил весь близлежащий район от Нового Арбата до Тверской, находил укромные уголки, тихие дворы, где сидел на лавочке, курил и читал книжки.

Инцидент с черным дипломатом

Кстати, в посольстве Израиля произошел у меня смешной случай. Я тогда ходил с большим черным дипломатом в руках. Придя с ним в вышеупомянутое место, я поставил его на пол в коридоре и зашел в кабинет к Хасе. Там мы некоторое время потрепались, и когда я вышел из кабинета, то увидел, что чуть ли не весь контингент сотрудников посольства собрался в коридоре, по обе стороны от моего дипломата, и все с ужасом на него смотрят, как будто ожидая взрыва.
"Чей это дипломат? Никто не знает?", - причитал какой-то нервный, почти истерический женский голос (в посольстве, как я понимаю, работало много бывших наших граждан, и там, в основном, звучал русский язык). "Это мое", - ответил я, спокойно подошел к опасному предмету, открыл его, продемонстрировал, что взрываться там нечему, и инцидент был исчерпан.
Да, как-то я не подумал тогда, что у жителей Израиля выработался мгновенный условный рефлекс на любой отдельно стоящий незнакомый предмет, особенно - портфель или дипломат.
Теперь этот симптом затравленности распространился по всему миру, как эпидемия. Да сегодня мне вряд ли удалось бы вынести столь небрежно оставленный дипломат из здания посольства, его бы немедленно расстреляли.

Школа жизни

Дочка моя дальше росла без каких-либо эксцессов. Проблемы были, но не столь существенные. Девочка она умная, не чета нынешней безграмотной молодежи, у которой Гитлер с Наполеоном воюет. Но училась в школе не очень хорошо.
Школа у Наташки была чудесная, замечательная, учителя прекрасные, с моими не сравнить.
Ну и еще смешно теперь вспоминать, как я когда-то помогал Наталье делать уроки по английскому языку. Нынче она мне может помочь, так как знает язык намного лучше, не зря училась на переводческом отделении Литинститута. Знает она и другие языки, читает и говорит по-японски. В общем, одаренная девушка, так и не реализовавшая пока свой потенциал. Ну так это, к сожалению, обычное дело.

Моя дочка Наталья Николаевна. Фотография сделана на рубеже девяностых и нулевых
2219754_original.jpg
Добавить комментарий
Вход свободный для новых впечатлений и знакомств