Как меня в евреи принимали
24.11.2020 14:29
Николай Троицкий
000r37q5
Слева Михаил Романович Геллер, в центре я, справа бородатый упитанный иудей, о котором я расскажу ниже. Фотграфировала моя подруга

Сага с иллюстрациями

Дело было в Венеции, в одну из первых моих поездок. А Венеция, да будет вам известно - родина капитализма и республика (теперь город) завзятых торгашей. Там норовят срубить бабло на всём подряд. Почти во все церкви вход платный (такого я не замечал в других городах Италии), а там - электрические свечки: чтобы ее зажечь, надо не записочку подать, а монетку бросить.
В лохматые годы венецианцы и рабами с удовольствием торговали, особенно - славянами. На них у поганых исламских контрагентов был самый большой спрос. Впрочем, своими соотечественниками прижимистые венецианцы тоже не брезговали. Продажный, насквозь меркантильный народ.

При этом в Венеции всегда неплохо жилось евреям - не то что в других европейских государствах. Что даже странно - евреи ведь составляли конкуренцию местным торгашам. Но, видимо, те, при всей своей расчетливости, готовы были порадеть родственным душам. Вспомните хотя бы шекспировского "Венецианского купца", у которого был итальянский первоисточник. В каком еще средневеково-ренессансном государстве мог еврей привлечь к суду купца-христианина? В Венеции это было запросто.

Само слово "гетто" пошло из Венеции, так назывался квартал оружейников, где поселились торговцы - а кто ж еще? - иудейского племени. Там, в sestiere (районе, одной шестой части) Каннареджо имеются аж три гетто - Vecchio, то есть, древнее, Nuovo и Novissimo. Если же писать по правилам местной орфографии - Geto Novo.
Пришли в эти гетто и мы: мой коллега, фотограф "Мегаполис-Экспресса", в прошлой жизни хирург-пульманолог и маммолог Михаил Романович Геллер с женой, и я с подругой. Все мы - так или иначе, что называется, "с прожидью", но бесконечно далеки от еврейских, а тем более иудейских нравов и обычаев.

Но вид у нас был (и есть, можно увидеть на фото) достаточно семитический. Потому-то нас подстерёг упитанный сотрудник гетто с бородкой, который немедленно опознал соплеменников, и позвал в некое здание - хабад или как у них там это называется. Они произнесли именно этот слово, а не "синагога". Я запнулся на пороге, показав на мою непокрытую голову. Но мне и Мише тут же выдали по кипе.
Девушкам кипы не полагаются, и моя подруга зашипела: "Не бери, они заставят за неё заплатить!" Заподозрила евреев в корысти! Да я был совсем не против её купить. Хотя в результате кипа мне досталась бесплатно.

В помещении обнаружился еще один иудей, уже не упитанный, а худощавый и подтянутый. Оба аида неплохо говорили по-английски, и они тут же сообщили нам, что мы Jews. Миша возразил: But not religious jews! А у меня и вовсе крестик висел на шее вместе с иконкой Николая Угодника, мне их дала мама перед смертью, я их ношу всегда и буду носить до самой могилы.
Но иудеи замахали руками, мол, это неважно, мы вас сейчас в иудеев произведем!
Warum denn nicht? Решили попробовать. Правда, девушки решительно отказались.

Один из иудеев надел нам с Мишей на головы и на руки какие-то прибамбасы типа ремней и некий платок и попросил повторять за ним. Мы не сопротивлялись.
Жаль, не попросил я слова списать. Помню только первое: "Элохим". Потом было нечто вроде "Эрец Исроэль".
Мы с Мишей всё честно повторили. Упитанный иудей (раввин или не раввин, хрен его знает) был очень доволен. Худощавый тоже радостно улыбался. "Вот и хорошо, - заявили они в два голоса, - Двумя jews больше!"
На чем мы радостно распрощались и пошли дальше осматривать еврейские кварталы, в которых, насколько я помню, ничего интересного не было.

Уже потом, сильно позже, компетентные друзья-приятели рассказали мне, что обряд этот называется "тфилин" и так же называется платок или полотенце, которое нам набрасывали на головы. Сообщили также, что это какие-то иудейские обновленцы, которых не признает ни израильский раввинат, ни хасиды. Да и ради Бога. Копаться в их сектантских еврейских заморочках не было никакого желания.
Но должен признаться честно, что в какой-то момент, когда я повторял за бородатым иудеем непонятные еврейские слова, я что-то эдакое почувствовал, возникли некие смутные и неповторимые ощущения сопричастности к чему-то необычному, но очень важному. Всколыхнулись древние генетические инстинкты? Вряд ли. Скорее, это был обычный театральный эффект, который появляется при любом торжественном и несколько таинственном обряде. И неважно, принимают "в евреи", в масоны, в мормоны или еще в какой-нибудь орден или секту.

Данное приключение в венецианском гетто имело место в 2000 году. Потом я не раз туда заглядывал. Но почти каждый подъезд каждого дома в старом, новом и новейшем гетто чуть ли не ощеривался автоматчиками, кругом торчали карабинеры, похожие на бандитов (такова уж их особенность). После 11 сентября 2001 года все еврейские районы в Италии, да не только в Италии, были взяты под крутую охрану.
И никто нигде никогда меня больше не пытался "принять в евреи"

А теперь дискотекаиллюстрации.
Вот та самая кипа из Венеции. Я ее совсем недавно нашел, хотя думал, что она давно потерялась
1032239_original.jpg 
1032490_original.jpg

Ну а это мне наматывают на руку ремни
1033522_original.jpg
Добавить комментарий
Вход свободный для новых впечатлений и знакомств