Стив Джобс
30.11.2015 17:59
Просто Мария

С 1 января 2016 в кино

Стив Джобс

Steve Jobs (12+)

Драма,  биография,  США,  2015,  122 мин.

Режиссёр: Дэнни Бойл (лауреат премии Оскар, «Миллионер из трущоб»,  «127 часов»,  «Пляж», «На игле»)

Сценаристы: Аарон Соркин (лауреат премии Оскар, «Социальная сеть»),  Уолтер Айзексон

Оператор: Альвин Х. Кюхлер

Композитор: Дэниэл Пембертон

В ролях: Майкл Фассбендер (номинация на Оскар,  «12 лет рабства»,  «Люди Икс: Дни минувшего будущего»,  «Люди Икс: Первый класс»,  «Советник»,  «Прометей»,  «Стыд»),  Сет Роген («Соседи. На тропе войны»,  «Конец света 2013: Апокалипсис по-голливудски», «Немножко беременна», «SuperПерцы»),  Джефф Дэниелс (4 номинации на Золотой глобус,  «Петля времени»,  «Доброй ночи и удачи»,  «Часы»,  сериал «Служба новостей»),  Кейт Уинслет (лауреат премии Оскар,  «Дивергент»,  «Дорога перемен», «Чтец»,  «Вечное сияние чистого разума»,  «Титаник»),  Майкл Стулбарг (номинация на Золотой глобус, «Люди в черном 3», «Серьезный человек», «Семь психопатов», «Жасмин», сериал «Подпольная империя»),  Кэтрин Уотерстон,  Перла Аней-Жардине,  Рипли Собо,  Макензи Мосс,  Сара Снук

Дата премьеры:  1 января 2016

Он изобрел наше будущее в своем гараже. Сегодня созданная им империя возглавляет список самых дорогих компаний в мире. Икона. Гений. Гуру. Его обожали и боготворили, ему завидовали и боялись. Он соблазнил миллионы - великий и ужасный Стив Джобс.

«Я смотрел черновой вариант и чувствовал, что вижу не актеров, а живых людей, в том числе Джобса». Стив Возняк 

Фильм «Стив Джобс» рассказывает о вехах в карьере великого человека – от первых шагов с «Макинтошем» в руках в 1984 году и вплоть до изобретения iMac в 1998 году. Картина предложит свое видение цифровой революции, в эпицентре которой оказался гениальный изобретатель с очень непростой судьбой.

Режиссером картины выступает обладатель премии «Оскар»® Дэнни Бойл. Сценарий написал обладатель премии «Оскар»® Аарон Соркин, который адаптировал бестселлер Уолтера Айзексона, биографию одного из основателей компании Apple. Продюсировать фильм взялись Дэнни Бойл, Гаймон Кеседи, Марк Гордон, Скотт Рудин и обладатель премии «Оскар»® Кристиан Колсон.

В кадре работали актеры Майкл Фассбендер в роли основателя Apple Стива Джобса; обладательница премии «Оскар»® Кейт Уинслет в роли Джоанны Хоффман, бывшего директора отдела маркетинга компании Macintosh; Сет Роген в роли Стива Возняка, одного из соучредителей Apple; Джефф Дэниелс в роли бывшего генерального директора Apple Джона Скалли; Кэтрин Уотерстон и Перла Аней-Жардине в ролях бывшей подруги Джобса Крис Энн Бреннан и его дочери Лизы Бреннан соответственно; а также Майкл Стулбарг в роли Энди Херцфельда, одного из первых разработчиков Apple Macintosh.

Дэнни Бойл

Что именно в сценарии Соркина вам понравилось настолько, что вы решили взяться за съемку этого фильма?

Когда я прочитал сценарий в первый раз, я решил, что нужно быть окончательно тронутым, чтобы отказаться от шанса снять этот фильм. У меня аж дыхание перехватывало. Я чувствовал, что никогда прежде не сталкивался ни с чем с подобным. Сценарий был написан идеально, и мне это крайне импонировало. Аарон очень необычно описал Стива Джобса – у него появились определенные черты характера, которых не было у прототипа, другие же, реально существующие, напротив, исчезли. Стив превратился в какого-то персонажа шекспировских пьес. Он может быть гипнотичным, жестоким, забавным. В сценарии Соркина я увидел множество людей, жизни которых попали под воздействие гравитации этой невероятной планеты по имени Стив Джобс. В нашей жизни иногда встречаются люди с такой внушительной энергетикой, что мы оказывается на орбите их планеты. Мы подстраиваем наши планы под Его желания, и, кажется, не в состоянии вырваться из этого гравитационного плена. Он принуждает нас к самопожертвованию. Характер такого персонажа очень интересно исследовать. В Его жизни постоянно присутствуют люди, бесконечно Ему преданные. Те, кто не попал под тлетворное воздействие, называют Его монстром. В каком-то смысле Джобс и есть монстр. Прекрасным его делали отлично подвешенный язык... и две женщины.

Вы говорили, что фильм не является байопиком, и вы не пытались воссоздать фактическую жизнь Джобса, но при этом все же ввели в картину реальных персонажей. Какие черты людей из команды Стива Джобса вы отразили в фильме?

Мы бесконечно признательны Уолтеру Айзексону за его книгу и предельно точное и скрупулезное исследование. Но при этом мы хотели предложить зрителям взглянуть на жизнь Джобса под иным углом. Соркин описал свой сценарий, как «портрет импрессиониста». В фильме есть факты из реальной жизни, но по сути своей картина является абстракцией. Мы брали разные события из жизни Джобса (некоторые – реальные, другие – вымышленные) и рассматривали их через призму тех ключевых вех – запуска Macintosh в 1984 году, NeXTcube – в 1988-м и iMac – в 1998-м. Это не реальная жизнь, это – экстракт реальной жизни.

В сценарии Соркина рассказывается не только о личных качествах и характере Стива Джобса. Ведь он кардинально изменил наши жизни, то, как мы общаемся друг с другом. При этом сам он испытывал невероятные трудности в межличностном общении. Фильм также рассказывает и о его команде. Скажем так, мы показываем Джобса, как человека, который был способен вдохновить индивидуумов или группу людей на творчество. Наш Стив получился остроумным и с отличным чувством юмора. Мы показали, как людям нравится находить тех, кто способен воодушевить их на какие-то свершения. Можно сказать, что Джобс был одержим подобным перевоплощением тех, кто был с ним рядом.

До начала съемок вы запаслись временем на репетиционный период, а потом снимали сцены последовательно, одну за другой. Расскажите, почему вы выбрали именно такую стратегию? В чем вы видите преимущество для актеров и для фильма в целом?

Уникальность языка Аарона состоит в определенном, едва уловимом темпе, в котором он рассказывает историю. Я был поражен, наблюдая за тем, как актеры говорят на этом языке, несмотря на то, что понимал – для многих из них это будет непросто.

Поскольку в фильме описываются запуски трех практически независимых платформ, мы получили три относительно самостоятельные части фильма и акцентировали внимание на каждой из них в отдельности и по порядку. Вообще, в кинематографе нечасто бывает, чтобы сцены снимались в той последовательности, в какой были задуманы сценаристами. Но так было лучше и легче для актеров и для всей истории. Актеры смогли полностью погрузиться в свои роли, сосредоточиться на текущей части, тщательно продумать, как их персонаж должен был выглядеть, что чувствовать и о чем говорить в описываемый временной период. Подобный стиль работы позволял актерам взять паузу и собраться с мыслями.

Каждый персонаж претерпевал определенные изменения в каждой из частей фильма, и актерам требовалось некоторое время для адаптации под новые условия. Они репетировали даже за несколько минут до команды «Мотор!». Хотя это было даже к лучшему, поскольку отчасти в этом заключалась философия Джобса. Он не любил просиживать штаны на скучных совещаниях, он был человеком дела. Для него промедление было «смерти подобно». То, как мы репетировали и снимали сцены, надеюсь, давало актерам некую свободу действий. Я целенаправленно старался не использовать маркеры на съемочной площадке, пытаясь создать атмосферу свободы и раскрепощенности. Актеры не должны были беспокоиться о том, где стоят или куда идут. Каждую репетицию мы начинали с фристайла, позволяя актерам двигаться так, как им заблагорассудится. Приближаясь к дате съемок конкретной сцены, мы вырабатывали четкую схему передвижения каждого из актеров, чтобы никто никому не мешал.

Для того чтобы предоставить актерам практически полную свободу перемещения, мы использовали стэдикам, несмотря на то, что эту технологию съемки операторы обычно приберегают для более динамичных сцен поединков или погонь. Стэдикам сам по себе создавал иллюзию постоянного движения и свободы. Наш оператор, работавший со стэдикамом, – Джефф Хэйли – настоящий художник. С учетом освещения, которое настраивал Альвин Кюхлер, Джефф творил настоящие чудеса. Сцены плавно перетекали из одной в другую, а актеры свободно и практически незаметно переходили из акта в акт.

Почему вы решили снимать весь фильм в Сан-Франциско?

Сан-Франциско – настоящий Вифлеем цифровой эпохи, родина второй Промышленной революции. Я сам из британского Манчестера, где произошла первая  Промышленная революция около 200 лет назад. Сан-Франциско, как и мой родной город, пропитан богатой историей и мифами и легендами.

Я сразу же проникся идеей снять весь фильм в пределах Сан-Франциско. Мы надеялись, что картине передастся частичка этой невероятной атмосферы.

Я давно заметил, что если отдавать должную дань уважения городу, в котором снимаешь фильм, он отблагодарит тебя. Все, начиная с актеров и заканчивая осветителями, начинают лучше понимать и чувствовать происходящие по сценарию события. Кроме того, мы постоянно встречались с людьми, имевшими самое непосредственное отношение к запуску нового компьютера. Иногда встречи проходили по договоренности, а иногда нам помогал Его Величество Случай.

Вы намеренно выделили три различные площадки для каждого из трех актов фильма. Почему так?

Вы правы. С самого первого прочтения сценария я отметил одну из главных сложностей, с которыми мне предстояло столкнуться на съемках, – как сделать так, чтобы три съемочные площадки превратили декоративный стазис в динамику и напряженность? Мы решили снимать каждый из актов фильма на отдельной локации, причем каждая была по-своему уникальна – обладала своеобразной атмосферой, работала на благо развития истории.

Почему вы выбрали зал Flint Auditorium для первой части, в которой происходит запуск Macintosh?

Flint Center в колледже De Anza находится в самом сердце города Купертино. Именно здесь в 1984 году состоялся запуск революционного на то время компьютера Macintosh. Сцена, с которой вещал Майкл Фассбендер, была той самой, с которой в свое время произносил речь сам Стив Джобс. Так что мы буквально шли по пути прототипа главного героя. Первую часть фильма мы снимали на 16-мм пленку, чтобы создать иллюзию непрофессиональной съемки. Нам было важно подчеркнуть значимость события, а не качество картинки.

Каждый кадр первого акта, кажется, насыщен энергией. Только представьте себе, что запуск «Мака» заложил краеугольный камень того, без чего мы сегодня себя не представляем. Воображение подсказало Стиву Джобсу будущее компьютерных технологий, он представил себе первый, по-настоящему персональный компьютер, машину, которая способна общаться с человеком напрямую. Впервые в истории кто-то решил создать компьютер, который пользователь воспринимал как частичку самого себя. В фильме Стив заявляет, что до 1984 года Голливуд показывал компьютеры страшными монстрами. А он хочет сделать их друзьями пользователей. Очевидно, в то время люди были не готовы к такому повороту событий. На тот момент идея Джобса была обречена на провал. Поставленных целей он добился намного позже.

Второй акт фильма вы решили показать в декорациях оперного театра Сан-Франциско. Почему вы решили, что оперный театр подойдет лучше всего для демонстрации запуска NeXT?

Можно долго дискутировать о том, чем руководствовался Стив Джобс, когда решил создать NeXT. Была ли это месть компании Apple или что-то иное. Очевидно одно – NeXT стал его билетом обратно в Apple. Когда Apple понадобилась новая операционная система, Джобс охотно предложил им рассмотреть операционную систему NeXT. По сей день во всех продуктах компании Apple успешно функционируют некоторые элементы, разработанные для NeXT.

Нам была нужна локация, которая бы отражала мстительный настрой гения. Именно поэтому мы выбрали оперный театр с его бархатным занавесом и позолотой. Второй акт должен был создать практически романтическую атмосферу. Мы снимали эту часть на пленку 35-мм, изображение получилось очень красивым и мягким, особенно в сравнении с первой частью, которая снималась на пленку 16-мм. Дизайн интерьера, движение камеры, саундтрек – все должно было подвести зрителей к сладостному чувству мести. Мы хотели, чтобы зрители всеми фибрами души прочувствовали, насколько гениальным был план мести, который разработал Стив. Буквально все в этом акте сводилось к тематике расплаты. Это чувствовалось в каждом движении актеров, особенно в противостоянии Стива и Джона Скалли.

Расскажите о дизайне и съемках третьего акта фильма, в котором запускается iMac.

Третий акт рассказывает нам о будущем, проводя четкие параллели между новейшими изобретениями 1998 года и современными способами управления информационными потоками. iMac сделал Интернет неотъемлемой частью нашей повседневной жизни. Этот акт мы снимали в футуристическом Симфоническом зале имени Луизы М. Дэвис в центре Сан-Франциско. И снимали мы на ALEXA – современную цифровую камеру с невероятным количеством передаваемых пикселей и потрясающим разрешением. В третьем акте мы продемонстрировали новые открывшиеся перед командой Джобса возможности. Возвращение Стива в Apple и представление iMac ознаменовали начало новой эры.

Мы уже затрагивали вопрос интенсивных репетиций, но не могли бы вы подробней рассказать о процессе подготовки Майкла Фассбендера к роли? Что убедило вас в том, что он сможет вжиться в образ?

Я никогда в жизни не работал с актером, который бы прошел через столько, сколько прошел Майкл, когда готовился к роли Джобса. Я никогда не видел, чтобы он подсматривал в сценарий или отвлекался во время работы. При этом ему каждый день нужно было запоминать довольно продолжительные и сложные монологи, сопоставимые разве что с тирадами Гамлета или короля Лира. Он впитывал сценарий, словно губка. Мне иногда казалось, что у человека просто феноменальная память – ему ничего не нужно было учить наизусть, достаточно просто один раз прочитать. При этом память его никогда не подводила, не представляю, чтобы он сказал: «Какая там у меня дальше реплика?» Он знал сценарий так, словно сам написал его и во время съемки мог целиком и полностью акцентироваться на эмоциональной составляющей своего персонажа. Нам всем казалось, что он был способен создать нечто великое буквально из ничего. Мне всегда казалось, что в Майкле есть что-то от Джобса. В нем есть какое-то необъяснимое качество, заставляющее всех окружающих обращать внимание на то, что он делает или говорит. Порой он может нагнать на окружающих страху. Кроме того, у него острый ум и отличное чувство юмора, слава Богу. В сценарии была масса неоднозначных шуток, и Майкл был способен жонглировать остротами и саркастическими замечаниями с невозмутимостью профессионального юмориста. А в нужные моменты он становится грозным и страшным, мы не раз убеждались в этом на репетициях. Мне невероятно повезло, что за столь филигранно прописанную в сценарии Соркина роль взялся такой актер. Мне оставалось убедиться в том, что ему ничего не мешает.

Кейт Уинслет пришлось серьезно поработать над ролью Джоанны Хоффман. Расскажите о процессе ее перевоплощения.

Когда на главную роль соглашается Фассбендер, надо заполучить актеров соответствующего ранга и на остальные роли. Что мы и сделали. Кейт – невероятная актриса. Она очень талантлива, но я, как выяснилось, никогда не отдавал отчет в том, насколько тщательно она готовится к роли. С ней очень приятно работать, она крайне позитивно относится ко всем аспектам производственного процесса, даже к реорганизации массовки между дублями. Джоанна Хоффман – одновременно и незаменимый помощник, и психолог, и психотерапевт, пытающийся удержать в рамках человека, который всеми силами стремится из этих рамок вырваться. Кейт буквально вжилась в эту роль. Изо дня в день мы видели ее только в образе Джоанны, неважно были ли у нее в этот день съемки или нет.

Как и Майкл, Кейт по достоинству оценила живой язык, которым был написан сценарий. Для профессиональных актеров музыкальность стиля повествования Соркина стала альфой и омегой вживания в образ. Им достаточно было прислушиваться к тому, как сценарист описывал их героев. Тончайшие нюансы невозможно было пропустить, актеры моментально улавливали любое минимальное изменение тональности и подстраивались под новое звучание. Это похоже на прослушивание классических произведений кем-то с абсолютным слухом – достаточно взять несколько аккордов Моцарта, и человек моментально понимает, что это за произведение.

Соркин много времени посвятил беседам с самой Джоанной Хоффман и отвел героине едва ли не судьбоносную роль в сценарии, несмотря на то, что в книге Уолтера ей уделено всего несколько страниц. Наша история – это также и ее история. Джоанна чувствует вину за то, что не заставила Стива наладить отношения с Лизой до того, как девушка отправилась в колледж. Этот момент Аарону удалось удивительно точно передать в сценарии, а Кейт сыграла его именно так, как было нужно. Она поняла всю сложность сложившейся ситуации и передала это своей актерской игрой.

Расскажите, пожалуйста, как над ролью Стива Возняка работал Сет Роген.

Стив Возняк присутствовал на многих репетициях, и мы с ним много беседовали о его отношениях с Джобсом и о компании Apple в целом. Сет уловил самую сущность Воза. Это трудно передать словами, но в игре Сета было что-то такое, что рассказывало о Возе намного больше, чем можно себе вообразить. Мы все знаем Сета как замечательного комика. Но на самом деле, он очень серьезный, амбициозный и профессиональный актер, способный справиться практически с любым амплуа.

Воз верит в то, что гений может быть одаренным и легким по характеру одновременно. По его мнению, одно не исключает другого. Этот тезис проходит красной ниточкой через весь фильм. Воз отчаянно пытается заставить Джобса признать важность прошлого, ведь первые шаги не менее важны, чем инновационные достижения настоящего. Но в сознании Стива Джобса есть место только для инноваций. Джобс нацелен исключительно на будущее и не намерен оборачиваться, чтобы взглянуть в прошлое. Воз утверждает: «Да, инновации играют важную роль в развитии. Но развитие было бы невозможно без тех, кто был до тебя». Каждый из нас зависит от предшественников, и тот, кто это понимает, имеет моральное право включить и себя в список великих новаторов. Однако все попытки Воза провалились. Лучший друг не понимает его, и это вызывает огромный конфликт. При всем этом Воз в исполнении Сета был неиссякаемым источником оптимизма и стоически нес ярмо этой непростой дружбы.

Какую роль вы отвели саундтреку? Какую историю должна рассказывать музыка в каждом из актов? Не могли бы вы рассказать о том, как вы работали с композитором Дэниэлом Пембертоном?

Вдохновение для музыки первого акта Дэниэл черпал в электронных звуках начала компьютерной эпохи. Большая часть нашей аудитории (и с каждым годом это число увеличивается) выросла уже после цифровой революции. Наш зритель в массе своей уже не помнит, что собой представляло первое поколение компьютеров, хотя оцифрованный звук тогда казался чем-то фантастическим. Мне этот аспект показался очень интересным, и Дэниэл использовал эти звуки в музыкальном оформлении первой части фильма.

Во втором акте звучат две музыкальные темы. Первая – легкая оперная музыка. Почти невесомое аллегро позднее становится вовсе беззаботным и даже в чем-то причудливым. Во второй половине акта также звучит оперная музыка, но куда более насыщенная и уверенная, свидетельствующая о судьбоносных событиях. Такая музыка стала идеальным оформлением нескольких сцен, в которых Скалли спорят с Джобсом. В третьем акте музыка будет нечастым, но достаточно элегантным сопровождением видеоряда. Она будет очень простой и понятной… как все, что изобретал Джобс.

В определенный момент фильма Стив сравнивает себя с дирижером, говоря, что он не играет на инструментах, а управляет оркестром. Не могли бы вы объяснить, что он имел в виду?

Джобс не был ни инженером, ни программистом. О сборке компьютеров у него были самые поверхностные знания, но он мог организовать работу других специалистов. Мы, режиссеры, в сущности, занимаемся тем же самым. Я не знаю о ракурсах съемки и методике установки осветительного оборудования столько, сколько знают профессиональные операторы и осветители. Я, разумеется, не смогу сшить костюм или наложить грим, но я (надеюсь) могу организовать всех специалистов так, чтобы фильм был снят качественно и в отведенные сроки.

Что, как вам кажется, вынесут для себя зрители вашего фильма?

Надеюсь, аудитория увидит, как весь мир изменился благодаря одному человеку, его неутомимой энергии, проницательному уму, абсолютному самопожертвованию и стремлению сделать нашу жизнь лучше. Увы, ради достижения своей цели ему пришлось практически полностью пожертвовать всеми прочими радостями жизни.

Я, к сожалению, не смогу сказать, какие выводы сделают для себя зрители нашего фильма, как и Стив Джобс вряд ли смог бы предугадать, что мы с вами будем писать на экране наших iPad. Как все творческие люди, мы хотели лишь создать нечто прекрасное и поделиться этим с другими. Самое замечательное и ужасное состоит в том, что зрителю самому решать, насколько мы справились с поставленными задачами.

 

Сценарист Аарон Соркин

Расскажите о своей работе с биографической книгой Уолтера Айзексона «Стив Джобс». Насколько кинематографический образ, созданный Майклом Фассбендером, по вашему мнению, похож на настоящего Стива Джобса?

Книга «Стив Джобс» – произведение высокого уровня и стиля, написанное профессиональным журналистом. Уолтер в свое время руководил CNN и был редактором журнала TIME. И единственное, к чему он всегда стремился, – к объективности. Я же в своем творчестве был субъективен, меня интересует в первую очередь искусство. В сценарии я представил свою интерпретацию жизни человека с непростой биографией и крайне запутанными взаимоотношениями со знакомыми и близкими. Все, кто, так или иначе, работал над фильмом, предлагали свое видение ситуации – и Дэнни Бойл, и Майкл Фассбендер, и художник-постановщик Гай Диас, и композитор Дэниэл Пембертон, и монтажер Эллиот Грэхэм, и десятки других.

Мы с Дэнни сошлись во мнениях, что не будем стремиться показать Стива Джобса, Стива Возняка и Джона Скалли такими, какими они были в то время. Я неоднократно утверждал, что фильм «Стив Джобс» следует рассматривать, как живописную картину, а не фотографию. Единственное событие, произошедшее в реальности, – запуск Macintosh, когда компьютер еще не мог сказать свое судьбоносное «Привет!», обращаясь к держателям акций. Две другие презентации также имели место быть, но в совершенно иных декорациях, да и прошли они наверняка иначе, чем так, как мы представили в фильме. Все события, которые предшествовали и последовали за этими запусками, представляли собой суть всех конфликтов из жизни Джобса, сжатых в 40-минутный формат.

Я надеюсь, что зрители поймут, насколько сложным в общении был этот человек. У него были свои недостатки, но при этом он мечтал об одном из величайших свершений и заряжал своей мечтой всех окружающих, добиваясь невероятных эффектов. Кроме того, мне бы хотелось, чтобы аудитория рассмотрела в герое живого человека, который, пожалуй, мог бы быть счастлив, если бы свою доброту и гениальность не пытался выразить в двоичном коде.

Не могли бы вы рассказать об уникальной структуре фильма? Как она помогла вам и Дэнни Бойлу рассказать столь непростую историю? И как связан очень необычный репетиционный период с подобной структурой сценария?

Вообще-то я больше драматург, нежели сценарист. Мне комфортно работать в замкнутом пространстве, чтобы мои часики тикали именно там, где они всегда висят. Я решил, что будет интересно рассмотреть этого необычного человека через призму трех событий, которые стали судьбоносными для его карьеры. Я предложил эту идею студии, и мне дали зеленый свет.

Я внимательно перечитал книгу Айзексона, поговорил со Стивом Возняком, Джоанной Хоффман, Джоном Скалли, Энди Херцфельдом, Лизой Джобс и Крис Энн Бреннан. Я вычленил пять ключевых конфликтов в жизни Стива и попытался увязать их все с запуском трех компьютеров. Все мои выводы и решения, нашедшие отражение в сценарии, основаны на книге Уолтера и информации, которую я почерпнул из личных интервью с друзьями, родственниками и коллегами Стива Джобса.

В результате у меня получился сценарий на 182 страницы, состоящий в основном из диалогов. Для большинства режиссеров он представлял бы непроходимые джунгли, но Дэнни Бойл охотно принял такой способ подачи материала. Он каким-то волшебным способом умеет визуализировать слова. Он может любую болтовню сделать настолько захватывающей, какой у других режиссеров была бы, скажем, динамичная погоня.

Каждый акт мы снимали, как независимый фильм, в хронологическом порядке и на независимых локациях. Три недели у нас ушло на репетиции первого акта, по две недели – на репетиции второго и третьего. Мы считали, что это даст актерам шанс не только выучить все диалоги назубок, но и понять и принять тот язык, которым был, написал сценарий. За это время они вжились в образы своих героев, и это, кажется, было более эффективно, чем мимолетные репетиции непосредственно перед съемкой и испорченные дубли.

В фильме Джобс добивается своих целей, используя страх, обман и другие манипуляции. Насколько точно вы передали его методику работы?

Стив искренне верил в то, что людям, с которыми он работал, это пойдет только на пользу. Частенько, получая первый тестовый образец, он обращался к инженеру или программисту со словами: «Ты можешь сделать лучше. Переделай». Получая второй, исправленный образец, он вновь повторял эту фразу, слово в слово. И в третий, и в четвертый раз. На самом деле, он даже не вникал в качество первого, второго, третьего и четвертого образцов. Он был уверен (и довольно часто не без основания), что кто бы то ни был, может добиться лучших результатов. Кому-то это покажется предосудительным, но на самом деле это величайший дар, когда кто-то подстегивает тебя к саморазвитию. Стиву это удавалось. Хотя мне кажется, что его нелицеприятное поведение с коллегами основано, скорее, на каких-то личностных качествах, а не на желании добиться лучшего результата от сотрудника. Не исключено, что он знал и о других управленческих тактических приемах, но использовал их редко и неохотно. Как бы то ни было, требуемого результата он в конечном итоге добивался.

Воз в фильме говорит фразу: «Твои продукты намного лучше тебя самого, братишка», на что Стив отвечает: «Так и задумывалось, братишка». Почему вам было так важно вставить в сценарий этот диалог?

Творцам свойственно закладывать в свои шедевры лучшую часть себя самих. Мы все стремимся найти некий идеал, которого в жизни не существует. Таким был и Стив, когда разрабатывал свои продукты. Помнится, в 70-х между Стивом и Возом произошел очень неприятный разговор. Воз заявил: «Компьютеры – это не картины», чем вывел Стива из себя. Сама мысль о том, что его творчество не считают искусством, взрывала Стиву мозг. Им двигало отчаянное желание реализовать свою мечту.

Мне кажется, что всю свою жизнь Стив стремился контролировать ситуацию и не зависеть от обстоятельств, наверное, потому, что в юности его самого постоянно пытались контролировать. Вся его творческая жизнь была своеобразным крестовым походом за обладание контролем. Он считал, что только так изобретаемые им продукты станут идеальными.

Как вы думаете, что этот фильм должен рассказать зрителям об американском предпринимательстве и амбициях? Один в поле все же воин?

Стив Джобс был, пожалуй, одним из последних великих новаторов в стране. Он пытался изобрести нечто такое, что другие считали воздушными замками. Ему удалось создать так называемое «поле искажения реальности», которое служила ему верой и правдой. Он мог подойти к дизайнеру (или программисту, или инженеру) и сказать: «Я хочу, чтобы девайс был именно такого размера, и чтобы он мог делать то-то и то-то». Дизайнер мог возразить, что девайс не может быть именно такого размера, или что в девайсе такого размера не достигнет требуемой функциональности. На что Джобс невозмутимо отвечал: «Ты – профан и бездарь. Ты ничего не понимаешь в том, чем занимаешься. Если ты не сделаешь то, что мне нужно, я найду того, кто сделает». И, рано или поздно, именно этот дизайнер придумывал, как решить поставленную перед ним задачу, перед которой спасовали бы все его коллеги.

В фильме Стиву несколько раз задают вопрос: «Чем именно ты занимаешься?» Он ничего не знал о программном коде. Он не был ни инженером, ни специалистом по компьютерным технологиям. Фактически он не умел «играть» ни на одном из «инструментов»… Но когда он оказывался перед коллективом профессионалов своего дела, он становился идеальным дирижером.

Джобс - Майкл Фассбендер

570-страничную биографию Стива Джобса Уолтер Айзексон написал после того, как закончил писать биографии Альберта Эйнштейна и Бенджамина Франклина. Что в Стиве Джобсе было такого, что сделало его достойным занять место в столь солидном сообществе?

Идея Стива Джобса состояла в том, чтобы сделать использующиеся исключительно в науке и производстве компьютеры общедоступными. Он был одержим идеей сделать компьютеры интуитивно понятными для простых обывателей, таких как мы, с вами, ведь для многих из нас слово «компьютер» не так давно звучало чуть ли не угрожающе. Эта история очень важна, поскольку Стив Джобс изменил наши жизни. Он изменил устройство мира, мы стали иначе общаться и связываться друг с другом, по-другому смотреть фильмы, слушать музыку, делать покупки. Человек, который оказал такое влияние на нашу жизнь, достоин не только книги, но и фильма.

Аарон Соркин работает в стиле таких известных голливудских сценаристов, как Билли Уайлдер и Бен Хект. Его сценарии динамичны, смешны и умны. Что лично вы думаете о сценарии Соркина?

Аарон пишет очень музыкально, если можно так сказать, так что у меня ушло немало часов на то, чтобы разобраться в сценарии. К счастью, Дэнни предусмотрел внушительный репетиционный период между съемками каждого из актов фильма, что бывает крайне редко. Точнее, не бывает никогда. Я бесконечно признателен ему за это, поскольку нипочем бы не справился с этой ролью, если бы не репетиции.

Мало кто может оспорить достижения Джобса, хотя не все методы его работы находили одобрение у тех, кто был с ним рядом. В особенности, его беспринципность. Что вы думаете об этом человеке?

Соглашусь с тем, что морально-нравственные принципы Стива Джобса, если таковые были, весьма сомнительны. Можно ли назвать его жестоким? Возможно. Существует ли необходимость в том, чтобы относиться к людям с такой жестокостью? Скорее всего, нет… но иногда человеческий фактор тесно переплетается с финальными достижениями и свершениями. Иногда людям нужно, чтобы их провоцировали, чтобы ими манипулировали. Я знаю это по себе, поскольку режиссеры нередко прибегают к такому приему. Если бы я работал много и долго, предел моего терпения, безусловно, сократился бы, а Джобс работал практически без передышки. Мне показалось, что его команда работала по 20 часов в сутки на протяжении трех недель, готовясь к запуску Macintosh. Если слишком долго сидеть на одном месте, рано или поздно конкуренты тебя обойдут на повороте. И это касается любого бизнеса. Стив Джобс, как никто другой, знал и ощущал необходимость постоянно двигаться дальше. Сколько у этого парня было выходных за 40 лет? Бьюсь об заклад, что не так уж и много. Сорок лет двигаться к своей мечте, не жалея сил и не замечая препятствий, – это само по себе сравнимо с подвигом. Было в Стиве Джобсе какое-то качество, которое не позволило ему замедлиться ни на минуту за все эти годы. И когда ему на пути попадались люди, он, не задумываясь, растаптывал их.

Кто-то из оригинальной команды разработчиков Macintosh как-то заявил, что Джобс существовал в «области искаженной реальности». То есть, если бы он довольно продолжительное время говорил о том, что небо зеленое, все окружающие, в конце концов, поверили бы в это. Именно поэтому ему удалось претворить в жизнь свой замысел, который на тот момент казался сумасшедшим. Смог бы он добиться всего, если бы не был таким жестоким, каким его считали? Не уверен. Но какая-то взаимосвязь тут просматривается, это очевидно.

 Это был самый длинный сценарий из всех, с которыми работал Дэнни Бойл. При этом режиссер известен довольно динамичным повествованием. Как вы считаете, какую лепту Дэнни внес в сценарий Соркина?

Дэнни – энергичный оптимист. Мне кажется, свои качества он проявил в том, как снимался фильм. Мобильность оператора в картинах подобного рода очень важна, ведь очень трудно с интересом наблюдать за тем, как люди говорят на протяжении почти двух часов. У Дэнни богатая театральная история. На сцене он научился многим фокусам и хитростям, которые удачно использует и на съемочных площадках. При всем уважении к Аарону, у него получился сценарий для театральной постановки. Иногда складывается такое ощущение, что персонажи появляются из-за кулис. Лично мне совершенно не составит труда представить этот фильм в виде спектакля.

Многие в компании Apple считали, что единственным человеком, который мог позволить себе поспорить с Джобсом (и даже иногда одерживал верх), была директор отдела маркетинга Джоанна Хоффман. Как Кейт Уинслет справилась с этой непростой ролью?

Мне кажется, что Джоанна имела влияние на Стива. В фильме есть эпизод, когда Джобса выкидывают из Apple, и он начинает работать над NeXT. Невооруженным взглядом можно заметить, как Джоанна пытается смягчить удар, нанесенный Джобсу. Она вынуждает его быть честным, прежде всего перед собой самим. Что-то мне подсказывает, что Кейт ухватила самую суть этой роли и отлично с ней справилась. Во всяком случае, в фильме Джоанна действительно стала той единственной, кто может хоть как-то усмирить ураган эмоций Джобса. Нам много приходилось работать вместе, чтобы сыграть эту связь правдоподобно. Джоанна вытаскивала на поверхность гуманизм Стива, который был спрятан в недрах его души. Джобс просто хоронил это качество, как несущественное. Мне кажется, Стив всегда был настороже, был готов встать в защитную стойку. Подобное качество неизбежно ведет к расстройству психики. Он выстроил вокруг себя настолько неприступную стену, что к его душе практически невозможно было пробиться. Да и сам он не мог эмоционально открыться близким, родным, друзьям, коллегам. Я просмотрел несколько видеозаписей с его интервью, и всякий раз видел эту броню.

Должен сказать, что во многом обязан Кейт – без нее у меня не получились бы многие сцены. Я помню, как однажды пришел на предварительные чтения, еще до начала репетиционного периода. Она уже была в образе и говорила с легким, но безупречным акцентом, как того требовал сценарий. Я подумал: «О, Господи! Мне конец!» Тогда она отработала просто безупречно. Когда настало время сниматься в первой совместной сцене, выяснилось, что работать с ней очень просто и весело. Мы во всем полагались друг на друга, такой должна быть работа с идеальным напарником – ты должен чувствовать плечо, на которое всегда можешь опереться. Даже если тебя провоцируют, то с расчетом на то, что ты сможешь парировать. Ты должен чувствовать, что партнер тебя понимает и отвечает тебе сообразно твоим поступкам и репликам. Мы понимали друг друга с полуслова. Это дорогого стоит – с некоторыми актерами трудно найти общий язык даже после продолжительных репетиций. У нее отлично развита интуиция, и она невероятно талантлива.

Джефф Дэниелс уже работал с Аароном Соркиным. Можете ли вы сказать, что он был знаком с уникальным стилем повествования сценариста и появился на съемочной площадке более или менее подготовленным к роли Джона Скалли? Как вы сами оцениваете взаимоотношения ваших персонажей?

Некоторые люди не умеют скрывать своих эмоций, есть те, кто умеет держать покер-фейс. Так вот, король покер-фейса – Джефф Дэниелс. У него самое тонкое чувство юмора, с каким я, когда бы, то ни было сталкивался. Он удивительно точно сыграл свою роль во всех отношениях. Причиной тому, как я понимаю, стала его богатая практика – он уже давно руководит театром в Мичигане и знает все, что только можно, о том, как ставятся пьесы. Что меня поражало больше всего – он умел акцентироваться на мелочах, делая из них нечто существенное. В первом акте фильма есть сцена, в которой Джобс потягивает вино, а Скалли наблюдает за ним. Такие незначительные нюансы, сиюминутные впечатления, порой, могут сказать об отношениях героев намного больше, чем продолжительный диалог. Ты понимаешь, что их отношения гораздо более сложные и запутанные, чем кажутся на первый взгляд.

Я думаю, Джобсу был интересен Скалли, поскольку он представлял иное сословие, был выходцем из иного мира. Трудно себе представить двух других людей со столь не похожими историями жизни. Скалли вырос в привилегированном районе Восточного побережья. Он воспитывался в хорошей семье и получил исключительное образование. Все естество Джобса бунтовало против такой биографии. Но в глубине души Джобс восхищался Скалли и смотрел на него снизу вверх. Это нетрудно заметить зрителям – в сцене, когда Стив готовится представлять Apple, он одевается, пытаясь копировать стиль Джона.

Эта история демонстрирует неоднозначное отношение Стива к Скалли. Когда Скалли приводит Стива в офис Pepsi, Джобс попадает в плюшевый, шикарный мирок Джона, куда обычным сотрудникам доступ закрыт. Это злит Стива – он не понимает причину такой сегрегации внутри компании. С другой стороны, Стиву очень нравится то, что Джон водит «Мерседес», что его коллега обладает хорошим вкусом и стилем. Для Джобса это значит многое – он всегда любил красивые предметы и стильный дизайн. Эмоциональная амбивалентность разрывала Джобса на части.

Скалли был нужен Джобсу, чтобы разбираться с советом директоров Apple. Совет директоров компании уважительно относился к Скалли, как к новатору назревавшей технической революции. Но представители Apple не видели Скалли в качестве генерального директора компании. Стив полагал, что Джон сможет контролировать совет директоров. При этом Джон практически ничего не знал о компьютерах, что давало Джобсу шанс манипулировать Скалли по своему усмотрению. К сожалению, замысел Джобса провалился. Запуск платформы Macintosh стал началом и концом их отношений.

Отношения Стива Джобса и Стива Возняка составляют немалую часть фильма. Очевидно, их сотрудничество было отягощено различными сложностями, как в любом творческом союзе. Какими вы видите их отношения? И как вам работалось с Сетом?

Я считаю, что Джобс понимал – в лице Стива Возняка он встретил исключительного союзника. Он осознавал, что Воз станет тем локомотивом, который вытянет на себе будущий бизнес. Стив Джобс, возможно, великий переговорщик, отличный продавец и исключительный эксперт по поиску талантов. Стив Возняк был его своеобразным ноу-хау – он был настоящим докой в компьютерах и отлично знал, как что работает. Мог ли Стив Возняк сам продавать свои продукты и заниматься маркетингом в мировом масштабе? Обладал ли он видением того, каким должно стать будущее компьютерных технологий? В этом я не уверен. Я считаю, что это был идеальный классический тандем, и именно поэтому они так слаженно работали вместе. Один был настолько гениальным дизайнером и инженером, что смог собрать Apple II. Но нужен был другой, который бы подсказал ему, каким именно должна стать новая платформа. Для Джобса все только начиналось. Он видел каждую из открывавшихся миллионов новых возможностей, и они подстегивали его. После беседы с Джобсом у многих появлялось впечатление, будто они заглянули в будущее.

Мне кажется, что на каждой съемочной площадке должен работать один такой человек, как Сет. Он неповторим, невероятно талантлив и очень профессионален. Он великодушен, с ним очень приятно и комфортно работать, и при этом он немыслимо трудолюбив. Перебирая в памяти своих друзей и знакомых, могу сказать, что он, пожалуй, – самый наглядный пример трудоголика. Когда он работает на съемочной площадке, может сложиться ощущение, что он отрывается и кайфует в свое удовольствие. Но мы-то знаем, что он состоялся не только как актер. Он пишет сценарии, снимает и продюсирует картины, и он добился успеха во всех областях, за что бы ни брался. Любой персонаж, которого он играет, становится невообразимо правдоподобным. Если говорить о роли Возняка, то он перенял у своего прототипа массу поведенческих нюансов, как, например, то, как Стив складывал руки. Но ни один из жестов не кажется наигранным или неестественным. Мне очень нравится работать с Сетом. Единственная сложность – не смеяться, когда работаешь с ним на площадке.

Энди Херцфельд был одним из немногих из круга Стива Джобса, кто сумел перейти грань между профессиональным и личным общением. Он входил в команду, которая разрабатывала платформу Macintosh, и считал Стива своим другом. Что Майкл Стулбарг привнес в эту роль?

Майкл – очень серьезный актер. Между съемками сцен были продолжительные перерывы. Так вот, и эти перерывы, и большую часть времени на репетициях Майкл проводил, общаясь с Энди Херцфельдом. Он очень технично подошел к созданию образа своего героя, хотел перенять от Энди все черты характера, какие только было возможно. Если заметите, он – единственный актер, который немного сбивался с ритма сценария Соркина. На самом деле, он не сбивался, а менял этот ритм. Майкл очень уважительно относился к работе сценариста, но подобной аритмии требовала его роль. Он показал нам Херцфельда именно таким, какой он был в то время.

Ближе к финалу фильма Воз говорит фразу: «Твои изобретения намного лучше тебя самого, братишка», на что Стив отвечает: «Так и задумывалось, братишка». Как вы думаете, в чем смысл этого диалога?

Джобс всегда любил говорить о людях, как о более эффективных представителях фауны. Он сравнивал затрачиваемую человеком энергию и получаемый в итоге результат. С такой позиции можно сказать, что самым эффективным существом на планете является орел – достаточно сравнить расстояние, которое он покрывает в полете, и силы, которые к этому прилагает. В таком допущении человек будет уступать не только орлу, но и многим другим представителям животного мира. Но если человека посадить на велосипед, его КПД серьезно увеличится. Впервые Джобс вычитал эту теорию в журнале Scientific American, и запомнил ее на всю жизнь. Суть в том, что вспомогательные инструменты помогают нам выходить за рамки наших возможностей, улучшать заложенные природой показатели. Я считаю, смысл диалога именно в этом.

Стива Джобса оплакивала вся планета. Многие были в  недоумении, такую общественную реакцию, как правило, вызывает кончина поп-звезды или уважаемого политического лидера. Чем Джобс заслужил такой общественный резонанс?

Джобс был по натуре мечтателем, и это касалось не только персональных компьютеров. Стив стремился сделать компьютеры интуитивно понятными любому пользователю. Он хотел, чтобы компьютеры начали общаться с людьми на общем языке, чтобы машины стали дружелюбными, в противовес безликим оруэлловским механизмам. Сейчас, куда бы вы ни попали, вы можете увидеть людей, уткнувшихся в дисплей iPhone. При помощи этих миниатюрных устройств люди слушают музыку, фотографируют, играют, переписываются, отправляют почту. iPhone, этот портативный компьютер, стал продолжением руки многих из нас. На самом деле, сейчас сложно найти человека, у которого не было бы в руке iPhone. Мне кажется, что если оценивать вклад Джобса в изменение нашей жизни, то он сопоставим с Генри Фордом, только в тысячу раз круче.

Джоанна - Кейт Уинслет

Что вы думаете о сценарии?

Я читала сценарий в середине декабря, находясь в безлюдном уголке Австралии. Уже тогда я прикидывала, что если все пойдет хорошо, то девятого января я должна буду оказаться в Сан-Франциско в комнате для прослушивания. Работа была непростая, но очень уж увлекательная. Аарон Соркин написал удивительный сценарий, в нем чувствовалась атмосфера собирающейся грозы, мрачного неба, периодически разрезаемого вспышками молний. Я сразу поняла, что работа над фильмом будет очень сложной и искренне желала, чтобы главную роль получил именно Майкл.

Подписав контракт, я взяла обязательство выучить невероятное количество диалогов, но все они были очень логичными и последовательными благодаря уникальному стилю Аарона. Позднее на репетиции я спросила у Джеффа, как он работает с материалом, поскольку он уже несколько раз работал с Аароном. Джефф ответил: «Учи свои реплики, просто учи свои реплики. Ничего не пропускай. Ничего не меняй и не неси отсебятину. Учи реплики так, как если бы они были написаны на скрижалях. Не предоставляй дело случаю, поверь мне». Он оказался прав.

Расскажите подробнее о репетициях.

Довольно продолжительный репетиционный процесс себя оправдал – у нас была масса времени на то, чтобы подготовиться. Мы репетировали на съемочных локациях, так что к тому времени, когда пора была приступать к съемкам, каждый из нас точно знал, когда он произносит какую реплику и куда при этом идет. Для нас это роскошь, которая, вдобавок ко всему, себя еще и полностью оправдала. Чем лучше мы делали «домашнюю работу», тем больше у нас оставалось пространства для творческого маневра на съемочной площадке. Так, наверное, говорят все актеры. Но, правда же, репетиции дали нам все кусочки паззла, которые мы успели сложить еще до начала съемочного процесса. Вне зависимости от масштабности роли, мы все были готовы сыграть любую сцену.

В репетиционной комнате все детали планировки были обозначены цветной клейкой лентой на полу – коридоры, комнаты, дверные проемы. Дэнни говорил: «Когда ты пересекаешь эту черту, ты оказываешься за первой дверью. Вторая черта – вторая дверь. За ней квадратная площадка, на самом деле это будет винтовая лестница». Репетиции были очень важны для нас, поскольку некоторые сцены были очень большими, на 13-14 страниц сценария. Это мог быть 10-минутный диалог, и если бы мы не знали все заранее, у нас просто не получилось бы сыграть его так, как было нужно. А так мы были в курсе общей картины происходящего.

Насколько я знаю, вы смогли просмотреть видеозаписи, в которых Джоанна общалась со Стивом и его командой, а также смогли лично встретиться с ней. Что вы можете сказать о своей героине? Какова ее роль в этой истории?

Старые фильмы были большим подспорьем, они дали мне должное представление не только о внешности моей героини в то время, но и о ее поведении, манерах, о том, как она говорила. Ее роль в истории очень важна, несмотря на то, что сама она была очень маленькой – кажется, не больше 1,60 метра. При этом она очень экспрессивно жестикулировала, была очень энергичной и доброй.

В разговорах с Джоанной Хоффман о моей героине в фильме мы были очень осторожны, упоминая о ней в третьем лице. Персонаж фильма перенял много черт реального человека, я услышала от нее множество самых различных историй. Но мне важнее всего было уловить и передать ее настроение, ее непоколебимый дух. Джоанна была поражена, услышав, что в фильме ее героиню называют «рабочей женой» Джобса  (прим. сотрудник, как правило, противоположного пола, с которым завязываются определенные отношения, похожие на семейные),  поскольку она сама себя таковой никогда не считала. По ее словам, никто бы не выбрал себе в жены такую неорганизованную и забывчивую сотрудницу, которой она была в то время. На самом деле, в реальности было несколько женщин, которые несли бремя «рабочих жен» Джобса. Аарон Соркин объединил их в образе Джоанны Хоффман.

Как вы думаете, справился ли Майкл Фассбендер со своей ролью?

Майкл – настоящий профессионал. Он использует свою уникальную систему, чтобы вжиться в роль и сыграть ее наиболее правдоподобно. Я помню, как мы пришли на репетицию после окончания съемок первых двух актов и собирались репетировать третий акт. Сначала мы просто читали текст, практически без эмоций и жестикуляций. Все расселись вокруг стола, перед каждым (включая меня) лежал сценарий. У Майкла сценария не было вообще, даже в сумке – он знал все свои реплики наизусть и хотел доказать самому себе (и мне тогда показалось – только себе), что помнит их все. Он не только задрал планку качества для каждого из нас, но и постоянно пытался укрепить себя самого в уверенности, что сможет справиться с этой ролью.

Ваши самые яркие впечатления от работы с Дэнни Бойлом?

Дэнни всегда настроен на то, чтобы рассказывать историю настолько правдоподобно, насколько только возможно. Ради этого мы даже снимали картину в Сан-Франциско. Он не раздувал штат, актеры и съемочная группа представляли собой весьма камерный, едва ли не семейный коллектив. Частенько мы дожидались момента, когда в оперном театре гасли софиты, а оперные дивы, танцовщицы балета и музыканты расходились по домам. Тогда мы пробирались за кулисы, чтобы почувствовать наэлектризованный эмоциями воздух сцены. Во время съемок я неоднократно отмечала, что операторы часто пользуются стэдикамом – такой способ съемки делал повествование очень живым и динамичным. Иногда у меня складывалось ощущение, что в кадре работаем не только мы с Майклом, но и оператор стэдикама, и оператор микрофонного журавля.

Ближе к финалу съемок я выкроила минуту, чтобы поблагодарить Дэнни. Помню, я тогда сказала: «Все прошло на самом высшем уровне, мы все очень гордимся тем, что получили шанс поработать с вами». Он – очаровательный человек, он никого никогда не сбрасывал со счетов, для каждого у него находилось доброе и теплое слово ободрения. Далеко не каждый режиссер будет относиться так к актерам и съемочной группе, это – настоящий дар Божий.

Расскажите о том, как создавался образ вашей героини в целом?

К счастью, я принимала самое непосредственное участие в создании образа Джоанны. Мы пересмотрели все видеоролики и фотографии того времени, какие только смогли отыскать. Кроме того, Джоанна сама отдала нам некоторые из своих вещей, которые у нее сохранились с тех пор. Помогали и наши беседы – она очень красочно описывала одежду, которую носила, вплоть до мельчайших деталей, как, например, броши и любимая пара туфель. По ее словам, ей претила симметричность, поэтому она целенаправленно надевала только одну сережку или делала комплект из разных. Это натолкнуло нас на мысль о популярных в 80-х асимметричных стилях прически, которые можно увидеть во втором акте фильма. Наш дизайнер костюмов Суттират Энн Ларларб провела тщательнейшее исследование моды того времени, кроме того, в ее коллекции было несколько старых костюмов 80-х, которые вдохновляли ее в работе. В третьем акте мне хотелось как-то подчеркнуть ее возраст и сделать акцент на том, что она стала матерью, ведь фигура меняется после родов. В целом, Джоанна стала более женственной. Гримеру Айвене Приморак понравилась моя идея. Мне кажется, именно поэтому у моей героини появилось несколько седых волос в третьем акте, чтобы противопоставить его гламурному блеску, с которым она появлялась в первом и втором актах.

Что вы сами думаете о Стиве Джобсе?

Мне кажется, это был исключительно гениальный человек, кто бы о нем что ни говорил. У него было целое море нерастраченной теплоты и доброты, и что-то мне подсказывает, что зрители фильма это отметят. Он был очень целеустремленным энтузиастом; он хотел, чтобы общавшиеся с ним люди могли полностью раскрыться в своем деле. Ему было очень трудно сработаться с человеком, который не до конца реализовывал свой потенциал. Нередко он силой заставлял их работать на пределе возможностей. Он считал, что вправе так поступать, поскольку и сам работал без передышки. Его сотрудники были лучшими в своих областях. У него были невероятно высокие требования, с которыми далеко не каждый мог мириться. Я убеждена, в таких невыносимых условиях очень сложно работать. Но таким уж был Стив. И смотрите, чего он добился.

Воз - Сет Роген

В мире компьютерных технологий имя Стива Возняка хорошо известно. Однако вне этих кругов, если кого-то спросить про компанию Apple, обычно люди говорят именно о Стиве Джобсе…

Вы правы, действительно, очень сложно сказать, кто был кем в компании Apple. Я думаю, лишь история расставит все точки над «i». Даже когда мы снимали фильм, мы спорили о том, кто стоял за столь революционными открытиями. К своему стыду, должен признаться – до начала работы над фильмом я не представлял, насколько важной шестеренкой в машине Apple был Стив Возняк. Мой герой был одним из тех, кто во всеуслышание заявлял: «У каждого должен быть свой компьютер». Это все равно, что сегодня кто-то бы сказал: «У каждого на заднем дворе должен стоят собственный самолет». В 70-е это звучало смехотворно. Но Стив Джобс мечтал именно об этом. И он собрал самолет всего за несколько сот долларов в своем собственном гараже. На тот момент это было невероятным достижением. Все мы знаем, что Стив Возняк уволился из Apple в начале 80-х. Несмотря на это, я считаю, что он был и остается единственным человеком, который имеет все права считаться штатным сотрудником Apple со дня основания компании.

Сегодня свершения Джобса люди принимают, как нечто само собой разумеющееся. Мы не можем себе представить нашу жизнь без изобретенных им девайсов. Однако все эти достижения были бы невозможны, если бы в гараже Стива Джобса не работал второй Стив…

Силиконовую Долину в 70-е и 80-е я бы сравнил с Голливудом. Это было сборище творческих личностей; у многих из них были навыки, у некоторых – интерес и энтузиазм. Голливуд и Силиконовую Долину объединяет один факт – очень узкая специализация, сделавшая, фактически, эти места именами нарицательными. Людям может показаться, что любой, кто находился в этом месте в определенное время, был «в деле». Больше всего в сценарии Аарона Соркина меня удивило отношение автора к, казалось бы, главным вехам в истории главного героя, включая судьбоносные открытия в гараже Джобса. Эта история рассказывает больше о людях, а не о машинах. Зрителям предстоит узнать, что у Стива Джобса была масса недостатков, которые никак не компенсировали его мечты о большом и светлом завтрашнем дне. Возможно, он и сам был бы счастливее, если бы его доброта и гений не были бы двоякими.

Не могли бы вы объяснить последний комментарий?

У Стива Джобса был свой жизненный путь, своя мотивация, которая помогала ему двигаться вперед. При этом он заработал репутацию, как бы это помягче сказать, далеко не самого лучшего босса. Он считал, что затрата небольшого количества времени на доброту при повседневном общении с сотрудниками – неэффективный расход бесценного ресурса. В его персональной вселенной такие качества, как гениальность и доброта, рассчитывались в бинарном коде. Они либо были, либо их не было. Ноль или единица, да или нет. Воз – невероятно добрый человек, и именно таким я и стремился его показать в фильме.

Что вы можете сказать о работе с Дэнни Бойлом? Каковы ваши впечатления?

Если бы мне предстояло отправиться в какую-нибудь опаснейшую экспедицию в дебри джунглей, я бы хотел, чтобы ее возглавлял Дэнни Бойл. Он мастерски умеет все держать под контролем, находя и используя мельчайшие возможности для того, чтобы подогреть интерес зрителей. Я помню, как в школе мы учились скорочтению – перед нами на табло плыли слова, а мы должны были успеть прочитать, понять и запомнить их. Скорость смены слов постепенно увеличивалась. Если кто-то отвлекался или не мог сосредоточиться, рано или поздно он сбивался. Суть работы Дэнни состояла в том, чтобы взять слова, написанные Аароном, и вложить их в уста героев истории, а затем увеличить скорость, чтобы слова произносились очень быстро и эмоционально. Во время такого упражнения невольно появляются мысли: «Окей, чувак, это чумовой аттракцион, но так прикольно!» Дэнни понимал, что для многих из нас тема высоких компьютерных технологий будет в новинку, но преподносил это так, что мы сможем узнать что-то новое и интересное.

Один из самых ярких моментов фильма – противостояние Воза и Джобса. Чем был вызван их конфликт?

Этот аспект мне очень понравился в сценарии. Аарон не просто адаптировал биографию Джобса – рождение, усыновление, школа, Воз. Он рассказал, как Стив постепенно обрастал конфликтами, которые переходили в обостренную фазу непосредственно перед запуском очередной инновационной платформы. Я хочу сказать, что если бы Джобс переживал стрессы постоянно, у него попросту не осталось бы сил на бесчисленные презентации. При этом между двумя Стивами постоянно назревал конфликт, который Дэнни называл «распятием Воза». Самой успешной платформой Apple до запуска iMac был Apple II. Компьютер, который собрал мой персонаж, не имел сквозного управления и мог поддерживать периферийное оборудование любого другого производителя. Джобс настаивал именно на сквозном управлении, на что Возняк говорил что-нибудь типа: «Но ведь именно этого хотят клиенты!» Джобс ненавидел Apple II, несмотря на то, что платформа приносила немалую прибыль. По сценарию мой герой просит от Джобса не так уж многого – просто признать и отметить заслуги команды специалистов, которые в поте лица работали над созданием Apple II. Ведь именно им должны были доставаться все лавры. Однако Apple II не отвечал всем требованиям Стива Джобса – платформа не была полноценным компьютером. И он не хотел обеднять свою презентацию лишним пафосом. Поэтому разговор двух Стивов напоминал что-то вроде: «Ну, пожалуйста…» «Нет» «Ну что тебе стоит?...» «Нет!» Как я уже говорил выше – распятие Воза. А с подачи Аарона и Дэнни мы, наконец, сможем понять, насколько сложными были отношения коллег.

Скалли - Джефф Дэниелс

Вы уже работали с Аароном Соркиным. Как вы находите этот его сценарий?

В трудах Аарона, как и в произведениях других гениальных авторов, звучит музыка. Его тексты можно не читать, а петь. Я помню репетиционные чтения еще до начала съемок. Сначала репликами перебрасывались Майкл и Кейт, затем подключались Сет и все остальные. В какой-то момент у меня появилось четкое ощущение, что наша группа похожа на небольшой оркестр – каждый играл свою партию, но в целом получалась очень гармоничная музыка. Были и вступления, и дуэты, и трио – все нюансы были тщательно прописаны, нам ничего изобретать было не нужно.

Я был подготовлен к тому, что нас ожидает продолжительный репетиционный период, который требуется для глубокого осознания музыкального языка Аарона. Особенно это было нужно Майклу, который появлялся чуть ли не во всех сценах. Для него съемки в этом фильме были сопоставимы с покорением Эвереста. Когда пришло время снимать, наш джаз-банд не метался по оркестровой яме, выбирая инструменты, и исполнил Девятую симфонию без сучка и задоринки. Дэнни сделал нам всем большой подарок тем, что проводил незапланированные репетиции между съемками каждого из актов фильма. Мы смогли привыкнуть к обновленному амплуа и продолжать работу в заданном изначально ритме.

Что представляет собой ваш персонаж и как он попал во вселенную Стива Джобса?

Стив Джобс переманил Джона Скалли с поста генерального директора компании Pepsi-Cola в Apple в 1983 году, за восемь месяцев до судьбоносного запуска рекламы «1984» и решения о выпуске Macintosh на собрании акционеров. Джон должен был вести дела компании. Стиву очень импонировали навыки Джона в области маркетинга, особенно рекламная кампания Pepsi Generation, благодаря которой существенно увеличились продажи. Поэтому Стив просто предложил: «Я буду мечтателем, а ты веди бизнес». Так сложился этот необычный тандем. Им было очень комфортно работать друг с другом, можно сказать, что во многом Джон заменил Стиву отца. Во всяком случае, Джон стал тем, кого представлял себе Стив, когда рос в Северной Калифорнии – умным, опытным, образованным, богатым. Я где-то читал, что Стив отлично умел торговаться, и это помогло ему перетащить Скалли в свою команду. Его главным аргументом было: «Тебе не надоело продавать подслащенную воду? У тебя есть шанс изменить мир». Это было все равно, что спросить: «Хочешь вернуть молодость?» Отказаться было невозможно.

Впоследствии Скалли заявлял: «Гений – это тот, кто видит будущее на 20 лет вперед и знает, как туда добраться». Мне кажется, Скалли очень хотелось сделать что-то значимое, существенное. Он же ограничивался продвижением продукта в угоду акционерам, и это ему порядком поднадоело. Он был счастлив сменить сферу деятельности и, разумеется, согласился на предложение Джобса.

Вы встречались с Джоном Скалли?

Да. Дэнни не хотел, чтобы я полностью копировал его характер. Мне достаточно было показать персонажа, который в определенных ситуациях занимает вполне конкретную позицию. Майкл привнес какие-то черты характера в своего героя, а я добавил что-то от себя в образ Скалли… но не слишком заметное. О наших героях было сняло уже довольно много картин, мы же в фильме «Стив Джобс»  пытались показать истинных героев и их поведение в ситуациях, описанных Аароном в сценарии. Едва ли не самой важной частью моей подготовки к роли стала встреча с Джоном. Он рассказал мне о своих переживаниях, которые его мучают до сих пор.

Как вы думаете, почему Джон до сих пор переживает?

К 1985 году всем было ясно, что руководству компании Apple предстоит принять ряд сложных финансовых решений, груз ответственности за которые ложился бы и на Стива, и на Джона. Фактически, они стояли на развилке двух дорог – одна вела к выживанию и процветанию Apple, другая заканчивалась развалом компании. Первая дорога подразумевала развитие флагманского продукта Apple II и практически полное переключение на торговлю именно этой маркой (не стоит забывать о том, что Стив всей душой ненавидел этот компьютер, поскольку он не был его детищем). Стив хотел направить максимум ресурсов на свой собственный проект Macintosh, который не отвечал всем пожеланиям акционеров компании. Джон выступал за продвижение Apple II, и совет директоров его в этом поддержал. Стив был вынужден поставить вопрос ребром – или он с Macintosh, или Джон с Apple II. На что Скалли невозмутимо отреагировал: «Ладно, посмотрим». Совет директоров единогласно поддержал Скалли, а Стив был вынужден оставить пост руководителя отдела по разработке Macintosh. Пять месяцев спустя он уволился из Apple и основал свою собственную компанию NeXT, Inc.

В прессе появилась информация (и эта новость преследовала Стива всю его жизнь), что Скалли уволил Джобса. Теперь я склонен думать, что Джон не был стереотипным бессердечным генеральным директором. Ему очень нравилось менять мир в команде Стива Джобса. Все его стремления, как ему казалось, были направлены на развитие компании Apple. Однако для Стива это было сопоставимо с предательством масштаба шекспировской трагедии. После голосования на совете директоров отношения Стива и Джона невозможно было вернуть на прежний дружелюбный уровень, и чувство утраты никогда не покидало Скалли. К тому времени, когда Стив Джобс превратился в «Стива Джобса», Скалли и его семья стали лакомым объектом для всесторонней критики, насмешек, безнаказанной клеветы и ненависти. Чтобы восстановить историческую справедливость, Аарон показал, что изначально отношения между Джоном и Стивом были достаточно теплыми и дружескими. На встрече с Джоном я понял – несмотря на то, что история уже травой поросла, он по-прежнему принимает ее близко к сердцу и переживает. С подачи Аарона Соркина у нас появилась история о низложении короля и восхождении на престол набирающего силу принца.

Херцфельд - Майкл Стулбарг

Что вы можете сказать о сценарии фильма «Стив Джобс»?

Я читал книгу Уолтера Айзексона и был впечатлен тем, как Аарон превратил 570-страничную биографию в двухчасовой сценарий. Он сумел уместить огромное количество информации о жизни одного человека, причем сделал это и с душой, и с юмором. О многих аспектах в сценарии говорится достаточно условно, практически абстрактно, без разложения событий по полочкам, типа «из пункта А в пункт Б, а затем из пункта Б в пункт В». Вместо этого зрители смогут увидеть, как Стив Джобс общался со своими коллегами и родственниками за несколько минут до судьбоносных презентаций его инновационных изобретений. Будет в фильме и Macintosh, и «кубик» NeXT, и, конечно, iMac. Непосредственно перед презентациями каждый, кто оказывался на пути Стива Джобса, мог попасть под мощнейший вербальный артобстрел Стива.

Фильм рассказывает о многих сильных личностях. Чем в этом сонме выделяется Энди? Что вам больше всего нравилось в своем герое?

Энди – правдолюб. У него всегда что на уме – то на языке, независимо от возможных последствий. Он выдает голые факты, будь новость плохой или хорошей. Он не стремится кому-то навредить или обратить собеседника против себя, просто такой уж он человек. И мне кажется, именно это качество очень импонировало Стиву. Энди сам считает, что порой говорит слишком много, но мне это нравится. В компании Стива он становится неким противовесом, разрядкой для окружающих. Кроме того, ему удается обнаружить многие качества Стива, которые не проявлялись при других обстоятельствах.

Ваш персонаж сыграл ключевую роль в истории разработки Macintosh. Не могли бы вы рассказать об этом подробнее?

Энди с самого начала был членом команды по разработке Macintosh.  Сценарий начинается с событий накануне запуска. Энди в панике, потому что один из элементов презентации не работает, и Стив обвиняет в этом именно его. Все началось с того, что Стив попросил команду по разработке Mac помочь ему подготовить демонстрацию. Энди вызвался отвечать за музыкальное сопровождение. Затем Стив начал настаивать на том, чтобы компьютер вербально представился, сказав зрителям слово «Привет!». По мнению Джобса, именно Энди был ответственным за это. Когда первая попытка заставить компьютер представиться провалилась, Стив решил запугать Энди, чтобы добиться желаемого. Он пригрозил, что объявит во всеуслышание, что именно по вине Энди вербальное представление не состоялось. Мой герой перепробовал все, что только мог придумать, и каким-то непонятным (возможно, даже для самого себя) образом сделал так, что Mac произнес слово «Привет!».

В какой степени Macintosh является отражением его создателей?

Стив считал себя принадлежащим к кругу избранных и потому его творение ни в коем случае не должно было попасть в чужие руки. В Apple компьютеры собирали с таким расчетом, что защитный чехол можно было снять только при помощи специальных инструментов. Обычные отвертки были бесполезны. Эти меры предосторожности назывались «сквозным управлением», и Стив был непреклонен, требуя их соблюдения. Те же средства обеспечения защиты впоследствии были применены и при сборке компьютеров в компании NeXT – даже почтовые сообщения, создававшиеся в NeXT, могли быть прочитаны только на другом компьютере NeXT. Во всяком случае, поначалу.

У Apple II, который был разработан Стивом Возняком, не было сквозного управления, поскольку Воз понимал, что пользователям это не нужно. Так что, я думаю, творения несут на себе печать своих творцов. Стиву нужен был полный контроль над ситуацией, и это вызывало большую часть конфликтов. То, что в его команде царила жесткая дисциплина, сильно влияло на его взаимоотношения с окружающим миром. Кто-то принимал его таким, каким он был, других подобное отношение отталкивало.

Какие впечатления у вас остались от встречи с Энди Херцфельдом? Что из ваших бесед вы использовали, готовясь к роли?

Аарон Соркин сам несколько раз беседовал с Энди, когда готовился писать сценарий. Затем Энди пришел на первую репетицию, и мы получили возможность вдоволь пообщаться. Для него эта история – очень личная, я чувствовал груз ответственности и хотел, чтобы она была рассказана максимально правдоподобно. Во время одной из наших последних бесед Энди рассказал то, что помогло мне понять главное в моем герое – Херцфельд поддерживал дружбу с Джобсом в основном на условиях последнего. Я думаю, их дружба основывалась на принципе взаимного уважения, но каждый раз, когда Энди хотел увидеться со Стивом, тот, чаще всего не приходил. Джобс сам иногда появлялся на пороге дома Энди, и они проводили время вместе. Энди принимал его таким, каким он был. Мой герой обладал, казалось бы, неисчерпаемым запасом энергии, когда дело касалось работы. Он был одержим и преклонялся перед достижениями в области высоких технологий. И к своим творениям он относился, как к маленьким чудесам.

Крис Энн Бреннан - Кэтрин Уотерстон

Что вы думаете о сценарии Аарона Соркина?

У меня было такое ощущение, что я прочитала его за пять минут на одном дыхании. Это было очень увлекательно и захватывающе. У Аарона уникальный писательский стиль – все его персонажи сложны, но реалистичны, он их не приукрашивает. Когда читаешь качественный сценарий, роли кажутся тебе такими соблазнительными. Невольно появляется желание получить одну из них, поиграть с ней, поэкспериментировать. Как новая песня – сначала ее надо попробовать спеть. Лично мне иногда становится страшно, когда в руки попадает сценарий фильма, в котором я очень хочу сняться – боюсь, что не получу роль и очень расстроюсь. Но в случае с этой картиной у меня были слишком сильные эмоции, чтобы осталось место для страха. Мне кажется, каждый из актеров фильма «Стив Джобс» поднял для самого себя планку до самого предела, мы все хотели быть достойными наших ролей.

Крис Энн Бреннан – школьная подруга Стива Джобса и мать его первой дочери Лизы. Опишите свою героиню с этой точки зрения. Какие у нее были отношения со Стивом Джобсом?

Если бы мою героиню попросили рассказать о себе, я думаю, она бы сказала, что она в первую очередь мать. Всю свою жизнь она пыталась защитить дочь и отстоять ее интересы. На ее месте каждая мать поступила бы так же. В описываемой в фильме ситуации она была вынуждена сфокусировать все свое внимание на будущем дочери. Крис Энн была возлюбленной Стива Джобса, за много лет отношений они неоднократно сходились и расходились, и в какой-то момент она забеременела. У него была довольно своеобразная реакция на эту новость – он сразу же отказался от отцовства и наотрез отказывался взять на себя какую бы то ни было ответственность за ребенка. В начале фильма моя героиня подавлена и расстроена, будущее представляется ей весьма мрачным. Она появляется вместе с Лизой перед презентацией Macintosh, надеясь на то, что Джобс окажет им хоть какую-то финансовую помощь. Помимо прочего, она оскорблена и унижена его комментариями, которые он давал представителям прессы о ней самой и об их дочери. Это становится еще одним камнем преткновения в их отношениях.

Каковы отношения Стива Джобса и Лизы в фильме?

Когда мы впервые видим их вместе, между Стивом и Лизой довольно натянутые отношения. Это и понятно – они никогда не проводили много времени вместе. Я думаю, что с одной стороны он представляется ей впечатляющим творцом, гениальным ученым. Но, помимо прочего, он пугает ее неопределенностью, поскольку девушка не знает, какое место занимает в его жизни. Он с Лизой никак себя не проявляет – ни как родственник, ни как наставник, ни как друг, ни даже как знакомый. При этом, что занимательно, он общается с ней, как с умным и интересным собеседником, как с полноценной личностью. Он не может не отметить ум дочери, и это замечательно. Но потом начинает общаться с ней, как с любым другим умным человеком, которых в его окружении было множество – излишне импульсивно, порой, даже грубо. Он не может дать ей того, чего ей не хватает больше всего на свете, – внимания. Когда мы снимали эти сцены, моя женская сущность бунтовала, поскольку отношение Стива к дочери было просто шокирующим. В такие минуты мне приходилось вспоминать, что я всего лишь актриса, и мысленно рукоплескать таланту Майкла.

Как вам работалось с Дэнни Бойлом? Какова была энергетика на съемочной площадке?

Дэнни всегда был готов поддержать любого из нас, он очень щедрый на эмоции человек. Он всегда открыт для диалога, а это для актеров очень много значит – чувствовать поддержку режиссера и относительную свободу для творческого поиска. Мне кажется, больше всего я ценю в нем невероятное терпение. На съемках каждого студийного проекта можно услышать (если хорошенько прислушаться) тиканье часов. Каждый на съемочной площадке знает, что у нас весьма ограниченное время на то, чтобы отснять все сцены. Работая с Дэнни, я ни разу не слышала это тиканье. При этом я знала, что он контролирует с десяток независящих друг от друга процессов, включая те, о наличии которых я вообще не подозревала. Несмотря на это, он всегда был предельно спокоен, собран и доброжелателен. Тут есть чем восхищаться.

У Крис Энн и Стива были сложные и запутанные отношения. Комфортно ли вам было работать с Майклом Фассбендером?

Одно из качеств, которые я уважаю в актерах, – искренняя вера в «здесь и сейчас» и в реалистичность происходящего на съемочной площадке. А я рисковала ее потерять, такое меня охватывало благоговение в тот момент, когда я понимала, что работаю с Майклом Фассбендером. Меня завораживают его опыт и талант. Если честно, он невозможно прекрасен. Помню, я смотрела какой-то фильм, в котором он играл роль с фальшивой головой из папье-маше. Даже в таком амплуа он был неподражаем. Майкл многое привнес в роль Джобса. Кажется, ни один другой актер не смог бы так раскрыть все темные качества характера Джобса, как это сделал Майкл. Он был готов быть отвратительным и отталкивающим, более того, он стремился к этому. Для этого нужна исключительная отвага и неординарное мировидение.

Как вы думаете, какое значение имела работа, проведенная группой людей, о которой снят фильм? Как они изменили нашу жизнь?

Невероятно, чего может добиться небольшой коллектив под руководством целеустремленного мечтателя. Практически каждый современный ребенок чуть ли не с пеленок умеет обращаться с технологиями, о которых наше поколение в детстве и не слышало. Люди общаются друг с другом, держа в руках миниатюрные девайсы. Сложно представить себе, каким был бы наш мир, если бы не было технологий, изобретенных в Apple. Что было бы, если бы не появился тот самый мечтатель, если бы он не был настолько целеустремленным, если бы не верил в реальность чуда? Что было бы, если бы у него не было таланта представить новые технологии в привлекательном, удобном и доступном дизайне? Стив превратил электронные устройства из бездушных машин в наших верных друзей и на своем примере доказал, что нет ничего невозможного.

Лиза Бреннан - Перла Аней-Жардине

Какие у вас ощущения от прочтения сценария фильма «Стив Джобс»? Как вы думаете, о чем этот фильм?

Когда я первый раз прочла сценарий, я почувствовала какое-то необъяснимое родство со своей героиней. Лиза примерно моего возраста и тоже любит писать – у нас очень много общего. В целом, фильм рассказывает о том, чего может добиться целеустремленный человек. Фильм о Стиве Джобсе, гениальном дизайнере, стоявшем у истоков цифровой революции, и об отношениях с окружавшими его людьми. Зрители без труда смогут ассоциировать себя с главным героем, ведь у каждого из нас есть друзья и родственники, которые в той или иной степени помогают нам по жизни. Фильм о взаимоотношениях и последствиях тех жизненных решений, которые принимал Стив.

Что вы знали о Стиве Джобсе до начала работы над ролью?

Я знала, кем был Стив Джобс, как, наверное, каждый. Знала, что он был необычным человеком, но понятия не имела о том, что его взаимоотношения с сотрудниками и родственниками были настолько сложными. Он был гениальным человеком, но лишь на съемках этого фильма я поняла, что он переживал.

Опишите, пожалуйста, репетиционный процесс. Как вам работалось с Дэнни Бойлом и Майклом Фассбендером?

Больше всего мне нравилось наблюдать за юными актрисами, которые играли мою героиню в детстве, – Макензи Мосс (Лиза в пять лет) и Рипли Собо (Лиза в девять лет). Я видела, как они репетируют, и даже переняла некоторые жесты и мимику. Я никогда в жизни не работала на съемках с таким количеством репетиций, и это очень помогало нам всем.

Дэнни как-то удается найти идеальный баланс между режиссурой и импровизацией. Когда мне позвонили и предложили пройти пробы, я немедленно вылетела в Лос-Анджелес и сыграла небольшую сценку для него. Дэнни сказал, что ему очень понравилась финальная часть, и дал советы, как улучшить начало. Затем он отправил меня погулять на пару часов, чтобы я подумала над его рекомендациями, а потом возвращалась. Я была поражена тем, что он дал мне еще один шанс. Никогда раньше режиссеры не позволяли мне подумать над ролью еще до утверждения моей кандидатуры. И даже впоследствии, на репетициях и на съемочной площадке, Дэнни всегда мне помогал.

Майкл Фассбендер был на съемочной площадке очень энергичным, но слишком уж дотошным. Он любил покопаться в характере персонажа, разузнать его историю и задаваться вопросами, типа «Что послужило причиной его нервного напряжения?» Мне понравилось работать с ним, поскольку беседы по большей части крутились вокруг наших героев и их отношений. Мы затрагивали даже те аспекты, которые упоминались в сценарии лишь вскользь. Майкл хотел, чтобы все выкладывались на съемочной площадке на все 100%, чтобы каждый знал свои реплики назубок. Я очень уважаю его за такой подход к работе.

Как вы думаете, чем руководствовался в своих поступках Стив Джобс?

С одной стороны, Стив Джобс был очень себялюбивым человеком, в хорошем смысле этого слова. Он был заложником собственного перфекционизма. Кроме того, ему нужно было признание его заслуг, и вот тут-то начинались проблемы. Он никак не мог его получить – либо не мог попросить, либо не мог принять, когда его заслуги действительно признавали. Я предполагаю, что он не мог завоевать расположение людей своей добротой, поэтому решил впечатлять окружающих своей исключительностью.

Какое наследие оставила группа людей, о которой снят фильм? Как они изменили нашу жизнь? Какую роль высокие технологии играют в вашей жизни?

Команда Apple добилась практически полной монополии в области современных технологий. Созданный ими бренд – намного больше, чем просто компьютер Apple – это огромный культурный пласт. Люди готовы часами стоять в очереди за новинками этой компании. Раньше люди относились к компьютерам, как к машинам, созданным для программирования и разработки игр. Это были очень скучные и сложные устройства. Теперь же среднестатистический пользователь общается с компьютером на «ты», использует его для решения задач творческих. Такое чувство, что команда Apple перепрыгнула через несколько эпох, заставив компьютеры выполнять совершенно невероятные задания – например, позволять пользователям общаться, несмотря на разделяющее их расстояние.

Предположим, что эти технологии не были изобретены. Не было ни iPhone, ни Mac, ни FaceTime. Мы бы были лишены гигантского сообщества, целого нового мира, который открыл для нас Интернет и поддерживающие его девайсы. У меня довольно неоднозначное отношение к новым технологиям. Я не устаю поражаться тому, что могу получить доступ практически к любой информации, не вставая из-за компьютера. В то же время, я не могу не замечать того, что новые технологии нас разобщают. Любой, наверное, видел сидящих за столом в кафе друзей, каждый из которых уставился в дисплей своего гаджета. В этом заключается опасная составляющая новых технологий. Если бы их не было, мы были бы ближе друг к другу. Мы бы общались лично, либо вообще не общались. Хотя в этом случае, мы потеряли бы доступ ко всему миру. Мне кажется, что мир без новых технологий стал бы пустым.

 

Добавить комментарий
Вход свободный для новых впечатлений и знакомств