Очень плохие мамочки
06.05.2016 01:08
Просто Мария

С 1 сентября 2016 года в кино

Очень плохие мамочки

Bad Moms  (18+)

Комедия,  США,  2016,  100 мин.

Режиссёры: Джон Лукас,  Скотт Мур

Сценаристы: Джон Лукас,  Скотт Мур

Продюсеры: Билл Блок,  Сюзанн Тодд,  Марк Камине

Оператор:  Джим Дено

Композитор: Кристофер Леннерц

Художник: Джулия Кэстон,  Марсия Хиндс

Монтажеры:  Эмма Е. Хикокс,  Джейм Томас

В ролях: Мила Кунис,  Кристен Белл,  Кристина Эпплгейт,  Кэтрин Хан,  Джада Пинкетт Смит,  Эмджей Энтони,  Уна Лоуренс,  Кеша,  Энни Мумоло,  Евгения Кузьмина,  Лилли Хан и другие

Формат: 2D

Дата премьеры:  1 сентября  2016 года

Идеальная мать, прекрасная жена, хорошая домохозяйка с успешной карьерой. Но стоит немного расслабиться, как тебе сразу напоминают о твоих обязанностях. Почему только мужчины имеют право развлекаться? Сколько же можно это терпеть?! Пора команде отчаянных мамочек пустится во все тяжкие. 


Внешне жизнь Эми Митчелл (Мила Кунис) кажется абсолютно удавшейся: счастливый брак, прекрасные дети, чудесный дом и карьера. Окружающие даже не представляют, настолько Эми утомлена рабочими и домашними обязанностями и доведена практически до точки кипения. Почувствовав, что сыта по горло, вместе с двумя другими, столь же измученными жизнью матерями – Кики (Кристен Белл,  «Холодное сердце») и Карлой (Кэтрин Хан,  «Очевидное»), она пускается во все тяжкие. Но чтобы насладиться долгожданной свободой и вольным существованием, в котором нет места материнским обязанностям, трем женщинам предстоит выдержать схватку с Гвендолин (Кристина Эпплгейт,  «Телеведущий: Легенда о Роне Бургунди»), королевой местного «пчелиного улья» - Ассоциации родителей и учителей, или АРУ, - и преданными участницами ее свиты, идеальными мамочками Вики (Энни Мумоло,  «Девичник в Вегасе») и Стэйси (Джада Пинкетт-Смит,  «СуперМайк XXL»).

Помимо Кунис,  Белл,  Хан,  Эпплгейт,  Мумоло и Пинкетт-Смит, в фильме «Очень плохие мамочки» также снялись Джей Эрнандес («Отряд самоубийц») – здесь он играет красавца отца-одиночку Джесси Харкнесса;  Кларк Дьюк («Машина времени в джакузи»), исполняющий роль шефа Эми;  Эмджей Энтони («Книга джунглей») и Уна Лоренс («Пит и его дракон») – соответственно сын и дочь Эми Дилан и Джейн;  и Дэвид Уолтон («О мальчике») в роли мужа Эми Майка. Кроме того, в съемках приняли участие Уэнделл Пирс («Прослушка»), играющий директора школы, футболист, защитник «Хьюстон Тексан»  Джей Джей Уотт, которому досталась роль тренера школьной футбольной команды, и Ванда Сайкс («Черноватый») в роли семейного психолога.

Действие картины «Очень плохие мамочки», сценаристами и режиссерами которой выступили создатели комедии «Мальчишник в Вегасе» Джон Лукас и Скотт Мур, разворачивается в фешенебельном пригороде Чикаго, где законодательницей вкусов и манер выступает Идеальная Мать с большой буквы – Гвендолин Джеймс (Эпплгейт). Остальные матери благоразумно не вступают с ней в конфликты, и Эми Митчелл (Мила Кунис) не исключение. Зачем? Жизнь и без того сложна. Но однажды ей все же приходится это сделать, и в преддверии выборов президента АРУ чинная школа имени Уильяма Маккинли превращается в поле битвы, где кипит война между добром и злом. Да, в этой войне будут и потери, но такова цена прогресса. В конце концов, потери – непременная часть дня любой женщины, у которой есть дети.

Продюсерами фильма для компании STX Entertainment выступили Сюзанна Тодд («Алиса в Зазеркалье») и Билл Блок («Ярость»), исполнительным продюсером стал Марк Камине («Афера по-американски»). Оператор-постановщик картины – Джим Дено («Трамбо»);  художник-постановщик – Марсия Хиндс  («Секс по дружбе»). Редакторы монтажа – Джеймс Томас и Эмма Э. Хикокс;  художник по костюмам – Джулия Кастон («Бывает и хуже»).

Остается загадкой, каким образом авторам сценария фильма, ориентированного на сугубо мужскую аудиторию («Мальчишник в Вегасе») удалось создать картину, фактически представляющую собой гимн женской силе и материнской исключительности.

«Читая сценарий, можно подумать, что его написала женщина, но после разговора с Джоном и Скоттом становится ясно, что это дань уважения их женам», - говорит актриса Мила Кунис, которой не понаслышке известно, что такое материнство. (На самом деле у всех шестерых исполнительниц главных ролей есть дети, равно как и у продюсера Сюзанны Тодд.) «Я сказала, что снимусь в этом проекте в любой роли, - продолжает Кунис, – хотела хоть как-то в нем поучаствовать. Идея актерского ансамбля мне тоже понравилась – мне не хотелось быть обособленной героиней».

Кунис согласилась сыграть роль главной героини Эми Митчелл – матери двоих детей, занятой таким бесчисленным количеством дел и на работе, и дома, что у нее совершенно не остается времени и сил на подруг, не говоря уж о том, чтобы уделить внимание себе самой. Но бедняга Эми настолько загружена всевозможными обязанностями, что даже не осознает, чего лишена.

«В самом деле, когда у тебя появляется ребенок, то очень быстро забываешь, что ты девочка, тебе нужны подружки и девичьи разговоры, - говорит Кристен Белл – в реальной жизни мать двоих детей. – Отчасти этот фильм прекрасен как раз тем, что показывает, как в жизни женщин, у которых есть дети, снова находится место дружбе».

Создатели фильма Джон Лукас и Скотт Мур дружат и работают в соавторстве вот уже больше пятнадцати лет. За это время оба успели стать отцами и освоить профессию режиссера.

«Мы работаем дома, сидя за компьютером, поэтому имеем возможность наблюдать, как наши жены вкалывают весь день на всех фронтах, - говорит Мур. – Они носятся туда-сюда, забирают из школы детей, готовят завтрак, решают всякие проблемы. В этом много драматического – но это и благодатная почва для комедии».

«Мы, отцы, скорее представляем собой спутников матерей, - подхватывает Лукас. – Эти роли похожи, но в нашей культуре к женщинам предъявляются такие требования, с которыми мужчинам даже близко не приходится сталкиваться. Нам захотелось войти в эту воду».

Джада Пинкетт-Смит, играющая Стэйси, непреклонную даму из бескомпромиссного окружения Гвендолин, так описывает разницу между материнской и отцовской ипостасями: «Мужчины не плавают в том же супе, что женщины, а могут, так сказать, сидеть на краю суповой тарелки и наблюдать за происходящим с другого ракурса. Мы, матери, видим только то, что находится прямо перед нами, а наши мужья смотрят, как мы барахтаемся, и весело комментируют». Однако Лукас и Мур нашли экспертов, которые помогли им «помешать суп». На вечеринках, ведущими которых они часто выступали, им довелось встретить немало женщин, у которых есть дети, и выслушать массу разговоров на эту тему.

«То, о чем говорят женщины, у которых есть дети, не похоже на стереотипные разговоры мамочек в холлмарковских фильмах, - говорит Лукас, - а гораздо интереснее и любопытнее – и, конечно, куда неприличнее. Иногда так и вообще непристойнее. Да-да, вот он, конфликт».

Часто матери обязаны блюсти внешние приличия. «Наш фильм именно об этом, - поясняет Лукас. – Многие женщины знают, что должны делать вид, будто все в их жизни прекрасно и гладко, все им удается и они счастливы. Но это безумно тяжело. Иногда за бокалом шардонне наружу выплывает правда – и тогда мы начинаем записывать».

Кроме прочего, Джон и Скотт обнаружили, что молодые и не очень матери нуждаются в «цеховой поддержке».  «Часто оказывается, что женщины думают, будто это только их ребенок ведет себя так-то и так-то, или только их начальник поступает определенным образом, - рассказывает Лукас. – Так много народу сталкивается с одними и теми же вещами, но не говорит об этом. Надеюсь, наш фильм поможет восполнить этот пробел».

Мать троих детей Сюзанна Тодд полностью с ним согласна: «Мой опыт совпадает с тем, что описали Джон и Скотт. В сценарии было пять сцен, которые как будто были взяты из моей собственной жизни. Я имею в виду, совпадали даже диалоги и кое-какие конкретные события. Описанное было почерпнуто из своеобразного коллективного опыта, доказывающего, как прилежно мы стараемся быть хорошими мамочками и как мы строги к себе из-за того, что оказываемся недостаточно хороши».

«Джон и Скотт коснулись нескольких очень глубоких тем, - говорит Энни Мумоло, играющая одну из заносчивых мамаш из «группы поддержки» Эбигейл. – Когда вы описываете материнство и матерей, то подходите к очень тонкой грани.  Этот сценарий – один из первых, которые по-настоящему заинтересовали меня и тронули внутри какие-то струны. И с героинями фильма я тоже чувствую родство. Это острое, смешное кино и достаточно провокационное для того, чтобы поддерживать в вас интерес».

«Сценарий «Очень плохих мамочек» привлек меня тем, что отражает реальное положение вещей, - признается Кристина Эпплгейт. – Это более выпуклая, смелая, фривольная версия реальности. А если говорить отдельно о героине Карлы, ей достался один из лучших диалогов, которые я когда-либо слышала в кино».

Первыми читателями завершенного сценария стали жены Лукаса и Мура. «Наши героини производят такое реалистичное впечатление, потому что мы использовали реальные истории наших супруг, - говорит Мур. – Они вносили ценные замечания, сыпали рискованными шутками, а иногда заявляли нам, что настоящая женщина, у которой есть, так ни за что не скажет. И когда дело дошло до подбора актеров, мы опять-таки прислушались к их мнению».

Играющая отчаянную мать-одиночку Карлу Кэтрин Хан, прочитав сценарий, полюбила жену Скотта Мура всем сердцем: «Дети Скотта учатся в той же школе, что мои. Когда я прочла сценарий, то взглянула на его жену Мэри  другими глазами. Она просто удивительная. А наши режиссеры считают удивительными нас. Вот за это мы их так и любим».

Лукас и Мур не планировали утверждать на главные роли исключительно актрис с детьми, однако на практике получилось именно так. «Когда мы обсуждали с актрисами сценарий, выяснилось, что те, у кого имелись дети, рассматривали материал под совершенно другим углом. К тому же они привносили в историю что-то новое – делились собственным опытом. Если кто-то спрашивал: «А с моим ребенком приключилась такая вот чудная история, пригодится?» - мы отвечали: «Чем страннее, тем лучше». Также нам сообщали, что «надо повысить градус. Эти ваши мамочки и наполовину не такие сумасшедшие, как мы», - рассказывает Мур.

«Настоящая мать никогда не начнет разговор с рассказа о том, как она обнимает своего малыша, - говорит Лукас. – Она скажет что-нибудь типа: «Мой ребенок сегодня вдребезги разнес весь дом». У матери настоящей, невыдуманной, есть определенная интонация, определенная резкость. Вы их сразу распознаете. Те, у кого детей нет, говорят о них более мягко и имеют о материнстве приукрашенное представление».

Кэтрин Хан высоко отзывается о честности создателей картины: «Мы живем в таком детоцентричном мире, что трудно не ощущать себя в нем неудачницей, которая не умеет обращаться с детьми. Как вариант, тебе не остается другого выбора, кроме как жить и растить ребенка по книгам, чужим блогам или советам других, более мудрых мам». С этими словами согласна и Кристен Белл, добавляя, что «мы проговариваем вслух то, о чем обычно только думают». «Мало кто понимает, каково положение современных матерей и как им не хватает поддержки окружающих, - подытоживает актер Дэвид Уолтон, в реальности куда более сочувствующий женщинам человек, чем его персонаж. – Наш фильм дает людям это понять. Это правдивая, хотя и достаточно вольная комедия о семейных проблемах, в которой снялись несколько очень симпатичных женщин».

 

 

*     *     *

Состав учеников школы имени Уильяма Маккинли такой же разномастный, как и состав матерей – главных героинь фильма. Как и их дети, родительницы поделены на разные группки – здесь и боевые мамаши, и нежные, невероятно привязанные к своим детям мамы; матери, помешанные на органической пище, и Мамочки-Само-Совершенство... И, в точности как некоторые дети, отдельные матери испытывают мандраж первого дня в школе.

Джада Пинкетт-Смит так описывает сцену, в которой мамы привозят своих чад в школу: «Моя героиня Стэйси входит в группировку псевдоидеальных мамаш. В своих собственных глазах они принадлежат к школьной элите – АРУ и все такое, что якобы повышает статус женщин, как матерей и жен. Наша компания заседает во всех этих местах и фактически вершит чужие судьбы. Это задает тон всему фильму. Сразу становится ясно, кто тут на самом деле плохие ребята».

Некоторые матери не принадлежат ни к каким группировкам. Никто никогда не приглашает домохозяйку Кики попить вместе кофе. Кики носит неказистую обувь без каблука, в одиночку растит шумных неряшливых ребятишек. Карла, тоже мать-одиночка, выглядит противоположностью Кики, но ее декольте, страсть к курению и провокационная тяга к мужчинам также превращают ее в негласную парию. Работяга Эми кажется «мамскому комитету» вполне респектабельной внешне, однако сама она настолько душевно и физически измотана, что не испытывает ни малейшего желания примкнуть к какой-то из групп.

Кунис хорошо понимает свою героиню: «Первого ребенка она родила в девятнадцать лет, второго - в двадцать и была вынуждена работать как проклятая, чтобы их обеспечить. Всем, так или иначе, знакома эта история. Ты изо всех сил стараешься быть идеальным и забываешь, что именно неидеальные жизненные детали делают ее собственно жизнью». После того, как они сами называют себя «очень плохими мамочками», Эми, Кики и Карла перестают бояться, что так их обзовет кто-то еще. Само собой, меньше остальных об этом беспокоится Карла, что и делает ее присутствие столь незаменимым для их кучки. «Карла – тот клей, что держит нас вместе, - рассказывает Кунис. – Моя героиня совсем запуталась в себе, Кики человек тихий и застенчивый – и, кстати, реально смешно видеть в таком образе Кристен Белл, которая на самом деле очень сильная и всегда постоит за себя. Зато Карла – девчонка-фейерверк, которая держит жизнь за яйца».

Образы Карлы и Кики откровенно комедийны, что и заставило режиссеров пригласить на их роли выдающихся комедийных актрис. История же Эми, несмотря на то, что с ней тоже связано немало смешных моментов, более сложна.

«Эми приходится быть прикольной, но в то же время для аудитории она является этаким эмоциональным водоотводом, - говорит Лукас. – Мы выбрали на эту роль Милу, потому что она одинаково хорошо справляется и с передачей сложных эмоций, как можно судить по «Черному лебедю», и с комическими эпизодами. Ее отличают основательность и в то же время легкость и естественность». «В общем, она производит впечатление типичной обычной матери», - заключает Мур.

«На самом деле мы подыскивали шесть разных женских архетипов, - говорит Сюзанна Тодд. – Девушки, воплощающие их, должны были хорошо сочетаться и как комедийный ансамбль, и чисто в человеческом смысле – то есть, чтобы зрителю было интересно наблюдать за тем, как они лучше узнают друг друга. В особенности это относилось к Миле Кунис,  Кэтрин Хан и Кристен Белл - важно было показать, что они принадлежат к разным социальным прослойкам, но при этом по ходу действия картины сближаются и становятся настоящими подругами».

Образ главной антагонистки фильма, долговременного президента Ассоциации родителей и учителей Гвендолин Джонс, хорошо узнаваем. Съемочная группа немало повеселилась по этому поводу. «Такая Гвендолин есть в каждой школе, в любой культуре с любым социоэкономическим бэкграундом, - говорит Лукас. – Наша Гвендолин представлялась нам дамой, работавшей на Уолл-стрит или занимавшей похожую престижную должность. Потом она все бросила и направила всю свою энергию в воспитание детей». На защиту Гвендолин встает Мур, который оправдывает если не ее методы, то мотивы: «По ее мнению, все, что она делает, она делает ради детей. Если не считать того, что она выкладывается на тысячу процентов, устраивая что-то вроде соревнования на лучшую маму». Сыгравшая Гвендолин Кристина Эпплгейт испытывает острое сочувствие к своей героине: «Я сама сталкивалась с такими, как она, в школе у своей дочки. Гвендолин сделает все, что требуется, чтобы получить то, что ей понадобится или что она захочет. Она не привыкла к тому, чтобы с ней соревновались какие-то простушки, и совершенно убита тем фактом, что, оказывается, большинство женщин жаждет не быть идеальными мамочками».

 

                                                                                        *     *     *   

Когда Эми нужно подобрать какую-то одежду посексуальнее для вечерних посиделок в баре, выбор оказывается небогат. Зато для героинь фильма это занятие оказывается отличным поводом похихикать и всласть поболтать «о своем о девичьем».

«Совсем как девчонки-подростки, мы заваливаемся к Эми домой, и вытряхиваем из шкафа всю ее одежду, - описывает эту сцену Кристен Белл. – Практически ничего из этого нельзя надеть. Но нам все-таки удается ее принарядить и наконец, убедить избавиться от ее чудо-лифчика – телесного цвета бюстгальтера для кормления». Этот же эпизод лидирует у Милы Кунис в списке любимых сцен из этого фильма. «Есть там такая сцена, где моя героиня задается вопросом, каково это – спать с необрезанным мужчиной, - вспоминает она. – Эми ни разу ничего подобного не видела, потому что занималась сексом с одним-единственным мужчиной – своим мужем».

Дружно хохотать участников съемочной группы заставляет и другой эпизод – тот, в котором Эми с мужем приходят на прием к семейному психологу доктору Карл (Ванда Сайкс). «Ванда из тех людей, каждое слово которых способно вас рассмешить, - говорит Дэвид Уолтон. – Мы с Милой ей в подметки не годимся. Я рыдал от смеха и чувствовал себя жалким любителем, а не профессиональным актером». Сайкс скромно принимает комплимент: «Самое лучшее – когда артистам удается «расколоть» друг дружку. Тогда-то и понимаешь, что ты чего-то стоишь как актер».

После того, как Эми отправляет Майку посылку, она начинает подумывать о новом партнере – неважно, обрезан он или нет. Подходящей кандидатурой ей кажется вдовец Джесси Харкнесс (Джей Эрнандес), дети которого учатся в той же школе, что сын и дочь Эми. Все матери школы имени Маккинли без ума от него. Сам Эрнандес оценивает своего персонажа так: «В  кино для мужчин часто можно увидеть девушку, которая любит футбол, умна, пьет пиво и знает толк в развлечениях. Так вот я – это мужская версия такой девушки». Все так и есть. По словам Кунис, «Джесси – полная противоположность Майку. Это добрый человек. Когда мы видим его впервые, он хвалит Эми – говорит, какая она прекрасная мать, и сразу завоевывает нас без боя. По мне, так это лучший комплимент, который я могла бы получить».

Может ли плохая мамочка быть прекрасной матерью? Да, может, считает Кунис:  «По меркам фильма, плохая мать – та, кто может кормить детей полуфабрикатами. Ее ребенок, скорее всего, не носит одежду из экологически чистого материала и бывает в душе не каждый день. Также ребенок плохой мамочки смотрит телевизор на час дольше, чем следовало бы, и не владеет тремя языками. Иногда ему даже приходится ждать, когда она заберет его из школы. С гордостью хочу сказать вам, что моя собственная мама проделывала все эти вещи со мной – и ничего, я жива. И люблю ее. Так что понятно – быть плохой матерью нормально».

 

                                                                           *     *     *

«Очень плохие мамочки» - второй полнометражный фильм, который Джон Лукас и Скотт Мур сняли совместными усилиями, а роль Эми Митчелл – первая роль Милы Кунис после рождения дочери Уайатт Изабель.

«Джон и Скотт словно арахисовое масло и желе - до того они подходят друг к другу, - говорит актриса. – Скотт стремится, чтобы каждая сцена была правдоподобной, Джон хочет запихнуть в нее побольше комического. Они дополняют друг друга, как детали паззла. Еще они любят детей. На площадку все приводили своих детей. Мне по-настоящему повезло, что я попала в этот проект и смогла поработать с этими пятью прекрасными, невероятно интересными женщинами».

«Некоторых интересовало: когда на съемочной площадке собирается шесть женщин, злословят ли они, бывают ли между ними стычки? Ответ – нет. Это были самые трезвомыслящие и скучные девушки, с которыми я когда-либо работала вместе. Ну и, поскольку у всех нас есть дети, все мы чувствовали себя в одной лодке и подбадривали друг друга». Того же мнения придерживается блогер Лили Сингх, сыгравшая в фильме одну из ролей второго плана: «Не буду врать, сначала я страшно стеснялась, потому что отношусь к цифровому миру. Но когда я появилась на площадке – загримированная, причесанная, - мои страхи улеглись. Кристина была со мной очень мила, а Мила сказала, что как раз посмотрела несколько моих видеороликов. Это было свидетельство дивной женской любви».

Впрочем, уместно будет говорить и о любви мужской. «Наш фильм стал любовным посланием Джона и Скотта своим женам, - говорит Сюзанна Тодд. – У каждого из них по двое детей, так что они, в общем, знают, о чем говорят, просто имели дело с ситуацией под другим ракурсом. Работать с ними одно удовольствие – даже не передать насколько большое. Это талантливые, сумасшедшие и хорошие люди – по-настоящему хорошие, таких в Голливуде, увидишь далеко не всегда. Поэтому я буквально наслаждалась каждой минутой нашей совместной работы, и каждый день с нетерпением дожидалась съемок».

«В воздухе витали плотные облака эстрогена, и Скотт с Джоном относились к нам невероятно внимательно», - вспоминает Хан. А Джей Эрнандес добавляет: «У них могла сложиться ситуация двух хозяек на одной кухне, но вместо этого возникли симбиотические отношения.  «Очень плохие мамочки» стали обратной стороной «Мальчишника в Вегасе». Красивые дамы желают повеселиться? Что может быть лучше».

Тайные опасения, что мужчины-режиссеры могут оказаться недостаточно «в теме» каких-то специфических гендерных моментов, были развеяны присутствием Сюзанны Тодд. «Мы расслаблялись от одного осознания того, что она стоит рядом с Джоном и Скоттом возле камеры, - признается Кэтрин Хан. – Это было примерно как понимание того, что мама рядом. Мы знали, что Сюзанна не даст пропустить какие-то детали, на которые легко не обратить внимания, если ты не женщина».

У актеров, исполняющих роли детей Эми (в реальной жизни им обоим по тринадцать лет), есть собственный взгляд на материнство. «Я считаю, что идеальная мать должна всегда и во всем поддерживать своего ребенка, хочет ли он стать врачом или актером, - говорит Уна Лоренс (по фильму – Джейн). – Еще она, как моя мама или Эми в фильме, всегда кормит детей самой вкусной и здоровой едой». Для Эмджея Энтони (Дилан) фактор еды также очень важен: «Идеальная мать покупает своим детям много мороженого, сладостей и стейков».

Оба юных актера также имеют свое представление о плохих матерях. «Плохие матери разрешают детям делать все, что угодно, - считает Уна. – До какой-то степени это хорошо, но ведь ты же должен и направлять своего ребенка». Эмджей также сторонник баланса: «Если вы изо всех сил стараетесь быть супермамой, надо немного остыть. Если вы будете слишком баловать своих детей, они ничего не научатся делать самостоятельно, и лет в восемнадцать будут полностью зависеть от окружающих». Если же говорить об отцах, то Уна Лоренс в абсолютном восторге от актера Дэвида Уолтона («Я даже не знала, что он будет играть нашего папу, пока он не появился на площадке. Я такая: Да вы что, серьезно? Это вот этот парень из «Новенькой»? Ой, он такой классный!»), но полна скепсиса по поводу его героя: «Он никогда не помогает Эми. А отец должен быть на подхвате, потому что матерям и так приходится делать много всего».

 

Съемки фильма начались в понедельник, 11 января 2016 года в самом престижном районе Нового Орлеана. Снимали сцены первого дня, когда Эми решает сложить с себя утомительные обязанности «хорошей мамочки». Следующие два месяца съемочная группа картины запечатлевала по всему «Городу полумесяца» все стадии преображения героини из недооцененной измученной женщины в раскрепощенную свободную личность.

Действие картины разворачивается весной в пригороде Чикаго на фоне синего неба, зеленых лужаек и цветущих деревьев. «Нам нужна была соответственная обстановка, которая по виду была бы отчетливо американской», - рассказывает Лукас. Однако, поскольку по сюжету съемочной группе требовались хорошие погодные условия – или хотя бы возможность таковых, - а на дворе стояла зима, решено было, что роль Чикаго исполнит Новый Орлеан.

«Нам пришлось следить за тем, чтобы в кадр не попали пальмы или столь примечательные памятники новоорлеанской архитектуры, - рассказывает исполнительный продюсер Марк Камин. – Тем не менее, отыскать тот дух Среднего Запада, которого добивались Джон и Скотт, оказалось весьма легко. За исключением пары гроз, погода нас радовала».

Режиссеры также стремились к тому, чтобы «картинка» фильма отображала его актерский состав. «Порой комедии снимают достаточно примитивно, - поясняет Камин. – Знаете, мол, не волнуйтесь насчет углов съемки и заднего плана. Но  Скотт с Джоном хотели отойти от этой стереотипной манеры. Им хотелось, чтобы зритель увидел интересные кадры». Для воплощения этого замысла был призван оператор-постановщик Джим Дено («Город призраков»,  «Парни не плачут», «Идеальный голос 2»). «Джиму часто приходилось снимать женские лица, и вся наша творческая группа сразу это ощутила», - говорит Камин. Профессиональные способности Дено были высоко оценены и художником-постановщиком Маршей Хайндс:  «Джим – тот оператор, который показал мне, как даже из крошечного фрагмента пространства может получиться чудесный кадр». Последнее обстоятельство было важным, поскольку создателям фильма приходилось работать не в просторных павильонах с разборными стенами или поднимающимися крышами. Все до единой сцены были сняты на натуре.

Для Дено и Хайндс это не стало проблемой. «Я привыкла к ситуациям, когда приходится ухищряться, чтобы визуально расширить пространство для камеры на добрых семь футов, - говорит Марша. – Но с Джимом такие уловки не потребовались. Камеру не приходилось привязывать к какому-то определенному месту – он и его ребята работали с тем, что было».

Больше всего пространства съемочной группе потребовалось, чтобы снять начальные кадры фильма, в которых шесть главных героинь - наряду с сотнями других женщин - высаживают поутру своих детей возле школьного здания. «По сюжету предполагается, что это такая школа, куда ходить хотят все. У нас как раз оказалось то, что требовалось – превосходная локация и два ясных солнечных дня вдобавок», - вспоминает исполнительный продюсер. Помимо школы, другими ключевыми объектами, где происходит действие, должны были стать дом Эми, ее кабинет в Coffee Cooperative,  дом Гвендолин и супермаркет, в котором «Очень плохие мамочки» отрываются в свой первый вечер «на свободе».

Coffee Cooperative – модный торговый проект, руководит которым 24-летний директор, а Эми находится у него в подчинении. На время съемок в здание Coffee Cooperative превратился новоорлеанский Центр современного искусства – именно в его стенах разворачиваются все эпизоды с участием Эми и ее малосимпатичных коллег. Сцены в супермаркете снимали в подлинном супермаркете, относящемся к местной сети «Бро Март», в Гретне – пригороде Нового Орлеана.

«Я и раньше проводил съемки в магазинах, и это довольно непросто, - делится впечатлениями Камин. – Они не любят закрываться на время съемок, а нам-то нужен был полный день. Наши героини буянят, скидывают товары с полок, и по сюжету у них возникает большая разборка с охраной. На рождественских каникулах нам пришлось прибегнуть к помощи локейшн-скаутов, и результат того стоил. Джон и Скотт были просто счастливы, когда мы, наконец, завершили поиски». Довольна осталась и Марша Хайндс: «В этом «Бро-Марте» не осталось стены, где не висело бы наших вывесок, и они висят там до сих пор».

Особняк, где живет Гвендолин, на время выборов нового президента АРУ становится местом, куда стекаются все «сливки» родительского комитета. Как вспоминает Хайндс, требования к этому зданию были следующие: «Само собой, это должен был быть большой и сверкающий дом, а кроме того, в нем нужно было разместить для вечеринки восемьдесят женщин в одной комнате». Во время подготовки к вечеринке себя в очередной раз с наилучшей стороны проявила Сюзанна Тодд. «Я попросила Сюзанну прийти пораньше, чтобы удостовериться, все ли сделано так, как надо, - вспоминает Хайндс. – А она не просто пришла пораньше, но еще и помогла мне расставить цветы».

В тот же вечер, что и Гвендолин, Эми устраивает альтернативную вечеринку, на которой гостям предложены пицца, желе в стаканчиках и разнузданные танцы. Лучшее в этой вечеринке то, что на ней гости могут повеселиться до упаду. Чем и воспользовались восемьдесят участников массовки из местных, играющих мам – участниц АРУ. Сцена буйного веселья снималась на протяжении нескольких дней в декорациях небольшой гостиной, столовой, кухни и заднего дворика дома, который на протяжении недели был штаб-квартирой съемочной группы.

Кэтрин Хан так рассказывает об этих съемочных днях: «Было страшно тесно. Шел дождь. Между дублями было некуда протолкнуться. В итоге мы стали чувствовать себя как на настоящей вечеринке. Лучше всего были танцы, потому что девчонки стали по-настоящему зажигать. Не было никакой иерархии, и вся сцена получилась великолепно. Например, Кики просто фантастически изображает робота».

С не меньшим смаком Хан вспоминает часы, когда актрис гримировали в отдельном трейлере: «Кристен кормит ребенка. Дочка Милы бегает вокруг. Все показывают друг другу детские фотки. Это были прекраснейшие моменты. У парней, конечно, все проходило спокойнее, но у женщин было просто замечательно».

Художник по костюмам Джулия Кастон с самого начала знала, как приблизительно должен выглядеть гардероб Гвендолин. «Когда вы ежедневно приходите в школу и видите там другую мать, которая всегда является с безупречной укладкой, это просто бесит, - говорит она. – Мы попробовали представить, как должна одеваться Гвендолин, чтобы хоть слегка да раздражать других женщин».

«Помню, когда мой ребенок был маленьким, - продолжает Кастон, - я не могла носить светлые вещи, потому что он очень скоро все заляпывал. Поэтому мы одели Гвендолин именно в светлое, чтобы создать этакий сияющий, ангелический образ – и в то же время подчеркнуть ее богатство, гламурность и великолепие. Кристина охотно мне в этом помогла».

Ни Гвендолин, ни ее подругам Вики и Стэйси нет нужды быть практичными. Они богаты. Эми, в свою очередь, одевается как типичная работающая женщина, все время пребывающая в спешке и едва успевающая справиться со всеми делами. Свободомыслящая Карла носит все, что декольтировано. У Кики, матери четверых детей, двое из которых совсем малыши, нет времени размышлять о нарядах. Она чувствует себя спокойно и безопасно в мешковатой одежде пастельных тонов – преимущественно мятно-зеленого цвета. Любимое ожерелье Кики «Маме» Кристен Белл носит и в реальной жизни. Оно сделано старшей дочерью актрисы Линкольн – девочка смастерила его незадолго до съемок.

«Кики не назовешь крутой, - говорит Белл, - и это одна из причин, по которой мамаши из АРУ так придираются к ней. Но ее это не заботит. Носит простую кофту с вышивкой? Да я сама такая же». 

Добавить комментарий
Вход свободный для новых впечатлений и знакомств