Мировая премьера анимационного приключения Disney/Pixar «В поисках Дори» в Лос-Анджелесе
10.06.2016 23:45
Просто Мария

Накануне в Лос-Анджелесе состоялась мировая премьера анимационного приключения Disney/Pixar «В поисках Дори». Фильм гостям представили: режиссер Эндрю Стэнтон, продюсер Линдси Коллинз и сорежиссер Энгус МакЛэйн, а также актеры, подарившие свои голоса персонажам в оригинальной версии дубляжа: Элен Дедженерес, Альберт Брукс, Хайден Роуленс, Эд О′Нил, Юджин Леви, Кэйтлин Олсон и Тай Баррел.

Она забыла больше, чем вы когда-либо знали. Она говорит на языке китов и танцует на вечеринках с акулами. Во время поисков Немо она нашла друзей – теперь пришло время найти семью. Рыбка Дори из культового хита Disney/Pixar «В поисках Немо» возвращается на экран – и она стала еще смешнее, чем раньше.

Чем старше становится Дори, тем больше ее мучают вопросы прошлого. Где она родилась? Кто ее родители? Что с ее памятью? Какой был первый вопрос? Для поиска ответов Дори, Немо и его отец Марлин отправляются в захватывающее путешествие. Как и раньше, их ждут веселые приключения, забавные (и не очень) жители океана, и, разумеется – новые друзья. Новый анимационный фильм от Disney/Pixar «В поисках Дори» - в кинотеатрах с 16 июня.

В преддверии выхода фильма на российские экраны  мы делимся подробностями о создании картины. Вы узнаете, что является причиной бесконечного оптимизма забывчивой голубой рыбки, почему дельфин-белуха Бэйли недоволен собой и кто научит китовую акулу по имени Судьба ориентироваться в воде.

 

Режиссер Эндрю Стэнтон всегда в поисках новых историй. Его воображение переносило его и на дно океана, и в запредельные звездные дали. Но на этот раз в его подсознании неожиданно всплыли герои из прошлого.

«Я понял, что беспокоюсь за Дори, - говорит он о всеми любимой забывчивой голубой рыбке. – Ее проблема с провалами в памяти и с тем, как это на нее влияет, так и не была разрешена. А что если она снова потеряется? Будет ли она в порядке?»

Добавляет продюсер Линдси Коллинз: «Дори кажется счастливой, но она никогда не обустраивалась в одном месте, пока не познакомилась с Марлином. Их случайная встреча и последующая дружба – это первый случай со времен детства, когда она обрела семью».

Семья – это главная тема в «Поисках Дори». «Когда мы впервые встречаем Дори, то узнаем, что рыбка не помнит, откуда она, - рассказывает Стэнтон. – Но у нее же была семья. Ее смущение вызывало смех, когда в первом фильме она говорила: «Где они?». Но в этих словах скрыта грустная правда. Я знал, что эту историю стоит обязательно рассказать».

В новом анимационном фильме Disney/Pixar «В поисках Дори» зрители увидят Дори, которая, через год после их судьбоносного приключения, счастливо живет с Марлином и Немо. Когда Дори неожиданно вспоминает, что у нее есть семья, которая, возможно, ищет ее, она берет Марлина и Немо с собой в очередное большое путешествие через океан в престижный калифорнийский Институт Морской жизни (ИМЖ) – реабилитационный центр и океанариум.

В поисках своей родни Дори обращается за помощью к трем самым колоритным обитателям Института Морской жизни: раздражительному осьминогу Хэнку, который частенько пытается удрать от сотрудников океанариума; дельфину-белухе Бэйли, который убежден в том, что его способность к эхолокации безвозвратно потеряна; и близорукой китовой акуле по имени Судьба.

Ловко перемещаясь по внутренним помещениям ИМЖ, Дори и ее друзья находят пользу в своих недостатках, и еще раз убеждаются в ценности дружбы и семьи.

«Для меня удивительно, что Дори так запомнилась людям, - признается Эллен ДеДженерес, которая озвучила забавную рыбку, чей жизненный принцип «просто продолжай плыть» вдохновил и мотивировал зрителей во всем мире. - Дори сыграла важную роль в анимационном фильме «В поисках Немо», поэтому людям было интересно, что стало с ней дальше. Мы хотели увидеть, чем все закончилось для нее. Стали ли Марлин и Немо ее семьей? Есть ли у нее семья, и вспомнит ли она когда-нибудь своих родителей?»

Кинематографисты задались целью ответить зрителям на несколько вопросов о прошлом Дори. «Она одержима естественным желанием узнать, кто же она на самом деле, и кто ее родственники, – говорит режиссер фильма Эндрю Стэнтон. – Предыстория Дори всегда вызывала у меня живой интерес, и мне кажется, пришло время, чтобы рассказать эту историю».

«В фильме «В поисках Немо» амнезия Дори была поводом для комичных ситуаций, – продолжает мысль Стэнтона продюсер Линдси Коллинз, – однако на самом деле, это заболевание имеет совершенно конкретные и не столь смешные последствия. До встречи с Марлином Дори большую часть времени проводила в одиночестве. Она кажется жизнерадостной и задорной, но глубоко внутри она очень боится снова потеряться. Дори пытается бороться с провалами в краткосрочной памяти и с радостью принимает все, с чем, как ей кажется, она сталкивается впервые. Она даже не задумывается о том, что окружена персонажами, у которых есть свои проблемы и жизненные трудности».

«Эта история о том, как Дори пыталась найти себя, во всех смыслах, – добавляет Стэнтон. – Она неотразима в своей беззащитности, ей еще предстоит обрести свою суперсилу».

В студии озвучания вновь встретились Эллен ДеДженерес («Шоу Эллен») и Альберт Брукс («Любовь по-взрослому»), подарившие свои голоса Дори и Марлину. Эд О′Нил («Американская семейка») озвучил «семинога» Хэнка,  Кэйтлин Олсон («В Филадельфии всегда солнечно») – китовую акулу по имени Судьба, Тай Барелл («Доброе утро») – белуху Бэйли. Роли Чарли и Дженни, родителей Дори, озвучили Юджин Леви («Штурмуя Вудсток») и Дайан Китон («Любите Куперов»). Голосом 12-летнего Хайдена Роуленса заговорил Немо.

Режиссером фильма выступил Эндрю Стэнтон («В поисках Немо»; «Валл-И»), сорежиссером – Энгус МакЛэйн («История игрушек и ужасов!»). Фильм спродюсировала Линдси Коллинз (сопродюсер фильма «Валл-И»), функции исполнительного продюсера взял на себя Джон Лассетер. Музыку к фильму написал давно работающий со Стэнтоном композитор Томас Ньюман («Шпионский мост»; «Валл-И»; «В поисках Немо»). На экраны кинотеатров «В поисках Дори» выплывает 16 июня 2016 года.

 

Все еще плаваем

 

Спустя почти 13 лет после дебюта Дори на большом экране, кинематографисты вновь погружаются в океан.

Получивший в 2003 году премию «Оскар»® мультфильм «В поисках Немо» вызвал настоящий фурор у зрителей и у критиков. Между тем у режиссера картины Эндрю Стэнтона осталось какое-то необъяснимое ощущение недосказанности, о котором он начал задумываться лишь несколько лет назад. «Большую часть жизни Дори странствовала по океану, - рассказывает Стэнтон. – Из-за ее провалов в памяти она не помнит, с кем встречалась, но у нее есть эмоциональная память – она всегда помнит, что чувствовала, что она часто оставалась в одиночестве, страдая от разлуки и потери».

«Ее оптимизм и желание помочь – это способ защиты, - продолжает Стэнтон. – Это бессознательная броня, которой она закрывается, надеясь, что окружающие не устанут от ее сомнений и не бросят ее. Когда мы впервые встречаем Дори в анимационном фильме «В поисках Немо», первые ее слова: «Простите меня». Рыбка считает, что ее провалы в памяти создают проблемы другим, и она сразу спешит исправить ситуацию. Для меня это очень богатая почва для работы. Дори заслуживает права изменить отношение к себе. Она - главная героиня, которой есть что рассказать».

«Это история о семье, - рассуждает Эллен ДеДженерес, чьим голосом говорит Дори, – О том, как важно найти смелость, чтобы сделать то, о чем она всегда мечтала. Хотя она и не помнит, что мечтала об этом».

По словам Стэнтона, изначально сценаристы представили Дори беззаботной, энергичной и забавной. Все эти качества у нее, безусловно, есть, но героине не хватало глубины. «Она казалась слишком двухмерной, - говорит режиссер. - Я понял, что, хотя у меня в голове была вся ее предыстория, другие люди не знали о ней, в том числе и зрители. Все выходили с показов «Немо», вспоминая о том, какая Дори забавная. Но я всегда считал, что это маска, и понимал, что надо рассказать зрителям о том, что случилось в ее детстве».

В анимационном фильме «В поисках Дори» выясняется, что у Дори были любящие родители, которые души не чаяли в дочери и терпеливо помогали ей справляться с ее провалами в памяти. «Они не пытались изменить ее, - рассказывает Стэнтон. – Они просто хотели помочь ей принять себя такой. Я сам родитель и, видя, как ребенок растет и выходит в этот мир, я понимаю, что все дети рождаются с разными темпераментами, недостатками, странностями. И это всегда будет частью их личности. Как родитель вы обычно всё время волнуетесь из-за этих вещей, но вы же не теряете сон из-за того, что они делают хорошо. Лучшее качество, которым я мог наделить родителей Дори - это способность никогда в ней не сомневаться».

Несмотря на все старания родителей, юная Дори теряется. «Большую часть жизни она странствует по океану, - рассказывает Стэнтон, - и постепенно забывает, зачем она это делает».

Массовая миграция электрических скатов мимо рифа вызывает у Дори воспоминания. «Этот опыт подспудно напоминает ей о моменте расставания с родителями много лет назад, - говорит Стэнтон. – Она погружается в воспоминания, и неожиданно у нее появляется цель – найти свою семью».

Чтобы поддержать желание Дори найти ее семью, кинематографисты должны были сначала разобраться – что у нее с памятью. Говорит продюсер Линдси Коллинз: «Притом, что Дори забывает события из повседневной жизни, например, имя Немо, ее эмоциональная память в порядке. Она знает, что любит Немо и Марлина. И любовь, которую она испытывает к родителям, тоже сохранилась в памяти».

«Загадки памяти – это важная часть истории, - добавляет сценарист Виктория Страуз. – Воспоминания – это важная часть семейной жизни. Все эти кажущиеся незначительными и простыми моменты общения из детства остаются с нами и формируют нашу личность. Дори сохранила эти воспоминания на некоем глубинном уровне, и главное в ее путешествие – возможность докопаться до них и понять, что она не так уж неадекватная, как ей кажется».

По словам сорежиссера Энгуса МакЛэйна, проблески воспоминаний приводят к новому приключению. «С этого начинается квест – как внутренний, так и реальный, цель которого - найти семью Дори, - говорит МакЛэйн. – Но Дори не уверена, что справится одна, поэтому берет с собой свою новую семью – Марлина и Немо».

Дори находит путь в Институт морской жизни (ИМЖ), «Жемчужину Морро-Бей», где, как ей кажется, находится ее семья. ИМЖ - это центр по спасению и реабилитации, а также большой аквариум.

По дороге в ИМЖ Дори оказывается разделенной от Марлина и Немо и должна рассчитывать на свою интуицию, а также на ярких героев, к которым она обращается за помощью в пути. «Я озвучиваю ворчливого осьминога по имени Хэнк, - рассказывает Эд О’Нил, которого кинематографисты пригласили, чтобы вдохнуть жизнь в главного помощника Дори, - Ему никто не нравится, и он хочет, чтобы от него все отстали».

«Мы поняли, что Дори нужен антагонист, - говорит Стэнтон. – В первом фильме Дори была создана как замена Немо. Эмоциональное путешествие Марлина к тому, чтобы стать хорошим отцом, требовало такого персонажа как Дори, чтобы испытывать его. Дети, как и Дори, живут одним днем. Они мало задумываются о будущем. Они рискуют и развлекаются».

«Для этого фильма, - продолжает Стэнтон, - нам нужна была замена Марлину. Хэнк – ворчун и интроверт. Он не хочет излечиваться и возвращаться в океан. Ему нравится изолированная жизнь в аквариуме, поэтому он старается попасть в стационарную экспозицию».

«Хэнк - умный, упертый и очень ворчливый, - рассказывает ДеДженерес. – Он недоволен всем вокруг, а Дори всегда счастлива, где бы она ни находилась. Эта парочка не сходится ни в чем, они полные противоположности. Они – отличная команда, потому что Дори такая наивная и открытая, что заставляет Хэнка начать смотреть на жизнь шире. Они оба испытывают страхи, хотя Дори этого и не осознает. Она просто продолжает плыть».

 

Главные герои фильма «В поисках Дори» уходят на глубину

 

В отчаянной попытке найти свою семью Дори вместе с Марлином и Немо отправляется в новое приключение, на этот раз – к калифорнийскому побережью. Полное опасностей путешествие приводит их в Институт Морской жизни, где они встречают самых разных представителей глубоководной фауны. «На этот раз у нас получилась совсем иная история», – заявляет режиссер Эндрю Стэнтон.


Голубая рыбка в центре океана

 

Дори – яркая рыбка с очень жизнерадостным характером. Она страдает провалами краткосрочной памяти, что, как правило, совершенно не портит ей настроение. Во всяком случае, до тех пор, пока она не осознает, что забыла нечто очень важное – свою семью. Она обрела новых родственников в лице Марлина и Немо, но все же ее не покидает надежда на то, что кто-то где-то может ее искать.

Эллен ДеДженерес вновь подарила свой узнаваемый голос любимой мульт-героине Дори, которая возвращается на большой экран. Об этом актриса и телеведущая не раз мечтала вслух в эфире своего шоу «Эллен». «Я 13 лет призывала создать продолжение «В поисках Немо», - рассказывает Эллен. – Но я и представить не могла, что это будет «В поисках Дори». Для меня был огромный сюрприз, когда мне, наконец, позвонили».

Телешоу ДеДженерес, получившее несколько Эмми, вышло в эфир буквально через несколько месяцев после премьеры «В поисках Немо», после чего известная комедийная актриса стала еще более популярной. И когда пришло время вновь озвучивать Дори, кинематографисты понимали, что со времен «В поисках Немо» очень многое изменилось. Но, по словам Стэнтона, воссоединение произошло гладко, как будто бы и не было расставания: «Я увидел Эллен в той же студии в Disney Studios с теми же звукорежиссерами и с той же командой, с которой мы расстались в последний день работы в 2003 году. Она вошла, и мы продолжили с того момента, на котором закончили».

В новой истории нам открываются новые грани вечно оптимистичной рыбки, поэтому от ДеДженерес требовалось сыграть более широкий спектр эмоций. «Озвучивать анимационные фильмы – это весело, - признается она. – Но бывают и сложности, потому что все эмоции надо передавать через голос. Нельзя делать вид, что ты плачешь, потому что будет слышно, что ты притворяешься. Так что там все настоящее – настоящие разговоры, настоящие эмоции».

«Для меня Дори всегда был трагическим персонажем, - признается Стэнтон. – Потеря память – это не шутки. Не важно, как бы она ни храбрилась и ни старалась справляться со своей сложной ситуацией, это все равно тяжело и страшно. Она не знает, где она, кто она и откуда она».

Виктория Страуз продолжает: «Я думаю, ее бодрый настрой – способ как-то компенсировать свои изъяны. Она всем помогает и таким образом вызывает у окружающих желание быть с ней, не оставлять ее одну. В душе у Дори живет страх, что ее бросят, и еще более глубинный страх перед провалами в памяти, которые могут оттолкнуть окружающих и заставить их отвернуться от нее».

Возможно, Дори точно не помнит, что или кого она ищет, но она не сдастся, пока не вспомнит свое прошлое, а заодно и не научится принимать себя. «Вначале она болезненно нуждается в помощи Марлина и Немо, - рассказывает сорежиссер Энгус МакЛэйн. – Но по ходу сюжета она вновь учится прислушиваться к своему нутру, принимать себя и свой уникальный ход мыслей и жизни. И это становится ключом к ее успеху».

«Я думаю, люди любят Дори, потому что ее вообще не за что осуждать, - добавляет Эллен ДеДженерес. – Она никогда не проявляет злость. Несмотря на любые препятствия, она продолжала двигаться вперед. Она делает то, что необходимо».

Руководитель сценарного отдела Макс Брэйс говорит, что шарм Дори в некоторой степени связан с ее провалами в памяти. «Она живет одним мгновением, - рассказывает Брэйс. – У нее просто нет другого выбора. Благодаря этому Дори особенно не рефлексирует. Она умеет приспосабливаться и готова к любому крученому мячу, который бросит в ее сторону жизнь».

 

Воссоздание образа Дори

 

Хотя образ Дори уже был создан для анимационного фильма «В поисках Немо», кинематографистам надо было перенести старый дизайн в новый фильм, созданный при помощи самых современных технологий. «Проще сказать, чем сделать, - рассказывает Джейсон Димер, художник, ответственный за персонажей. – Геометрия, которую мы использовали для изображения персонажей 13 лет назад, кардинально изменилась».

«Дори была сознана много лет назад при помощи программ, которые мы уже не используем, и другой командой, - добавляет помощник режиссера по персонажам Джереми Талбот. – При этом Дори очень памятный и важный персонаж для Pixar. Поэтому, оживляя ее снова, мы должны были проявить уважение ко всем решениям, которые в свое время приняли художники: цвет щечек, наличие веснушек, анатомические формы. Это необходимо было сохранить не только при моделировании образа, но и при каждом движении Дори».

«Нужно учитывать много тонкостей, чтобы глаза и щеки Дори взаимодействовали и получался эмоциональный, привлекательный образ, - продолжает Талбот. - Мы смогли вытащить 3D модель из старой программы и перенести в новую, чтобы сравнить мимику Дори».

 

Веди себя как рыба

 

Когда к работе подключились аниматоры, им было поручено исследовать, как плавает рыбка. Необходимо было сверять созданное видео с движением реального Голубого Хирурга. Помощник режиссера по анимации Майкл Стокер признается: «Это сложнее, чем вы думаете».

«После этого мы попросили аниматоров добавить в кадр актерской игры, - продолжает Стокер. – У рыбы огромное лицо – рот, глаза, брови, которых у рыб нет, и плавники. Фокус в том, чтобы скопировать человеческое поведение и позволить персонажам использовать плавники, как руки. Но они не могут все время быть руками. Плавниками нужно грести и плыть. Тут необходимо было найти баланс между человеческими жестами и движениями рыбы».

Но, по словам Стокера, главное, что делает Дори особенной, это ее искренность. «Она быстро сходится с окружающими, - говорит он. – Пренебрежительность ей совсем не свойственна. Дори все время импровизирует. Она принимает всё, что с ней происходит и реагирует абсолютно искренне. Она очень настоящая и в этом ее прелесть».

 

Невольный искатель приключений


Марлин уже однажды пересек океан, но это отнюдь не означает, что он жаждет проделать это вновь. В свое время Алберт Брукс подарил свой голос нервной рыбе-клоуну. «Дори вспоминает, что у нее есть семья и она хочет ее найти, - рассказывает Брукс. – Но Марлин совсем не жаждет отправиться в очередное дальнее путешествие. Кроме того, он волнуется, что эта идея может увлечь Немо. Марлин - домосед. Он хочет остаться дома. Я пытался убедить в этом [режиссера] Эндрю [Стэнтона], но он мне отказал. Так что Марлину придется помогать Дори».

Впрочем, Марлин знает, что такое потерять семью, и не забывает, что именно Дори в свое время помогла ему разыскать Немо. Может быть, с юмором у рыбки-клоуна не все ладится, зато с верностью друзьям все в порядке. Он понимает, что у него нет другого выбора, кроме как собрать всю свою волю в плавник, отбросить излишний скептицизм и отправиться в новое приключение, на этот раз, помогая своей подруге.

По словам Стэнтона, Брукс особым образом подошел к озвучке своего персонажа. «Он так много всего привнес в образ Мерлина «В поисках Немо». У меня не было возможности писать специально под него. И я не знаю, возможно ли под него что-то написать. У Альберта уникальная манера речи и особые шутки, свой взгляд на все. Другого такого просто нет. Он всегда импровизирует. Не то, что он пытается уйти от сценария. Просто он хочет все улучшить. Брукс не удовлетворен, пока не убедится, что получилось то, что нужно. Он трудоголик».

 

Обновление внешности Марлина

 

Как и Дори, Марлин был создан в старой программе, и его образ был разработан больше 10 лет назад. «У Марлина характерные мешки под глазами, - рассказывает помощник режиссера по персонажам Джереми Талбот, – кроме того, у него характерные морщины на лбу».

«Сейчас мы совершенно по-другому освещаем персонажей. Не так, как раньше, - продолжает Талбот. – Места, где у него были морщины на коже, очень заметны. Поэтому мы пытались осветить его так, чтобы морщины были видны, как было изначально задумано художниками».

Работа над образами рыб оказалась непростой задачей для аниматоров, которые даже установили аквариум в отделе анимации на студии Pixar. «Нам нужно было показать, что рыбы находятся в воде, - рассказывает помощник режиссера по анимации Майкл Стокер. – Необходимо было создать ощущение сопротивления при движении, хотя на самом деле они плавают в пустом пространстве, когда речь заходит о компьютерном мире. Нам надо было создать ощущение, что они в воде, отобразить ее плотность. Марлин взмахивает хвостом в одну сторону и плывет в другую».

Аниматоры проводили много времени в Океанариуме Монтерей Бэй и консультировались с Адамам Саммерсом по прозвищу «Рыбный парень». Он эксперт и детально объяснял создателям картины, как движутся рыбы. «Он учил нас различать тех, кто хлопает и тех, кто гребет – рассказывает Стокер. – Разные рыбы движутся по-разному».

Хотя в центре этой истории Дори, Стэнтон утверждает, что Марлин все равно остается особой частью ее мира. «Я хотел, чтобы его путешествие сыграло важную роль в становлении Дори, - говорит режиссер. – Они - семья, которую мы все любим, хотя, конечно, хотим, чтобы Дори нашла своих родителей. Но Марлин и Немо давно завоевали наши сердца. И очень важно, что они, Дори, Марлин и Немо, поняли, как они важны друг для друга. А у Дори оказывается неожиданно большая семья».

 

Самый большой поклонник Дори

 

Спустя год после невероятного, полного опасностей приключения, Немо стал обычным подростком: он живет на коралловом рифе со своим отцом и ходит в подводную школу. Леденящие кровь испытания, выпавшие на его долю, кажется, нисколько не сломили, а, наоборот, закалили его дух. На самом деле, когда Дори вспоминает часть своего прошлого и решает отправиться через весь океан на поиски своей семьи, именно Немо первым предлагает ей свою помощь. Внешне Немо, конечно, всего лишь маленькая рыбка-клоун, но в глубине души он искренне верит Дори и готов на все, чтобы помочь ей. Да и кому, как не ему, знать, что значит быть непохожим на других.

На этот раз кинематографисты пригласили для озвучки Немо юного актера Хайдена Роуленса. «Я с удовольствием работал с Александром Гоулдом над первым фильмом, - рассказывает режиссер Эндрю Стэнтон. – Но время идет. Он превратился из милого 6-7летнего мальчика в 21летнего юношу, так пригласить его мы уже не могли. Я думал, что будет очень трудно найти кого-то с похожим голосом. Но у Хайдена не только голос похож. Он такой же хороший актер, как Александр».

Продюсер Линдси Коллинз добавляет: «Он настоящий профессионал. Он может работать без остановки много часов. Не каждый взрослый на такое способен».

Что касается Гулда, то кинематографисты решили, что он тоже должен появиться в картине. «У него эпизодическая роль, - говорит Стэнтон, - у него есть пара строк ближе к концу фильма».

 

Ворчиливый напарник

 

Хэнк – осьминог, точнее, «семиног». Он где-то потерял одно из щупалец, а вместе с ним – и чувство юмора. Впрочем, даже без одной конечности Хэнк может дать фору своим восьминогим собратьям. Он – настоящий спец по побегам, поскольку способен замаскироваться практически на любой местности. Хэнк первым приветствует Дори в стенах Института Морской жизни. Однако не стоит заблуждаться на его счет – Хэнк не ищет друзей. У него на уме только одно – получить счастливый билетик на грузовик, который доставит его в уютный аквариум в Кливленде, где он сможет, наконец, насладиться долгожданным уединением.

«Хэнк испытывает Дори, - считает режиссер Эндрю Стэнтон. – Он сомневается в ее оптимизме, в ее смелости. При этом он вытаскивает наружу ее лучшие качества. И она делает то же самое для него. Он, скрепя сердце, творит добро. Но на самом деле у него золотое сердце, о котором Дори догадалась с самого начала».

Кинематографисты специально создавали характер Хэнка в противоположность к яркой Дори. «Можно придумать множество комедийных моментов, когда герои такие разные, - утверждает сорежиссер Энгус МакЛэйн. – Хэнк пытается уйти от общения, а Дори наоборот стремиться к нему».

«Хэнк мечтает жить до конца своих дней в одиночестве в закрытом аквариуме, - рассказывает руководитель сценарного отдела Макс Брэйс. – Он готов на всё лишь бы его не возвращали в океан, даже если ради этого придется сопровождать Дори в ее блужданиях по Институту Морской жизни».

«Они нужны друг другу, - говорит Эд О’Нил, который озвучивает ворчливого героя. – Хэнк не думал, что у него когда-нибудь будут друзья, но он постепенно очаровывается Дори. Пройдя через приключения, опасности и страхи, эта парочка сближается. Они становятся друзьями, пережив многое вместе».

Стэнтон говорит, что О'Нил идеально уловил своего героя. «Его голос передает двойственность персонажа – он ворчун и добряк, - говорит режиссер. - Эд уже играл такой характер в сериале «Женаты и с детьми» и сыграл его еще раз, но иначе в «Американской семейке». Мы даже не рассматривали других актеров».

О’Нил, который также озвучивал героя в анимационном фильме «Ральф» студии Disney, говорит, что главное в этой работе – быть открытым ко всему. «Нет особого способа подготовиться к озвучке, - признается актер. – Я, правда, сделал одну вещь. Поискал через Google «мимический осьминог» и нашел моллюска, о существовании которого я даже не подозревал. Я выяснил, что есть несколько разных видов осьминогов. Тот, кого я играю, умеет менять форму. Это безумие».

 

Непростая задача

 

Осьминог дал кинематографистам много возможностей в плане движений на земле и в воде, но при этом создание персонажа оказалось не самым простым делом. «С самого начала было страшно и увлекательно, - рассказывает Стэнтон. – Но после того как мы некоторое время провели на студии Pixar, поняли, что все проблемы решаемы. Неожиданно, создавать воду стало уже не так сложно, имитировать ткани уже не так проблематично и людей оживлять для экрана не так трудоемко, как было раньше. Но когда у вас главный герой – осьминог с множеством щупалец, необходимо было воссоздать движение, которого мы раньше не делали. Мы понимали, что Хэнка будут внимательно рассматривать – ведь он почти все время в кадре. Нам некуда было скрыться».

«За время, которое мы потратили на его создание, можно было снять еще один фильм, - продолжает Стэнтон. – На работу над первым кадром ушло 6 месяцев».

 

Исследования

 

Мимический индонезийский осьминог, прототип Хэнка, умеет менять форму, изображая других существ, например, морскую змею, камбалу или рыбу-льва, чтобы отпугивать хищников. В то же время он способен слиться с пейзажем – от коралловых рифов до песочного дна. Он может стать обтекаемым или сложиться сам в себя. Его щупальца покрыты сотнями присосок, благодаря которым он может прицепиться к любой поверхности, что дает ему невероятную мобильность, а также возможность манипулировать предметами, например, крышкой от банки.

Кинематографисты наблюдали за настоящими осьминогами в Океанариуме Монтерей Бэй и в Калифорнийской академии наук в Сан-Франциско, и несколько членов команды Pixar смогли пообщаться с моллюсками. «Один осьминог обвился вокруг моей руки и прилип к ней своими присосками, - рассказывает помощник режиссера по персонажам Джереми Талбот. – Это было очень нежное и одновременно крепкое объятье. Руку было почти невозможно вытянуть. И когда я это сделал, то услышал звук отклеивающихся присосок, как будто я оторвал коврик со дна ванны».

Талбот признался, что по ощущениям, объятья осьминога похожи на вакуумные присоски, все нацелены на то, чтобы притянуть предмет к клюву. «Если положить монетку на конец щупальца, то присоски с огромной скоростью начнут передавать ее в сторону клюва».

Продюсер Линдси Коллинз говорит, что команда вдохновлялась реальной информацией о поведении осьминогов. «Их способность к мимикрии, умение открывать то, что закрыто, и возможность просочиться в самые маленькие щели – невероятны, - говорит Коллинз. – Мы слышали истории о том, как осьминоги сбегали посреди ночи. Охранник думал, что это кусок мусора, лежащий в коридоре. Он нагибался, чтобы его поднять… Это было как в фильме ужасов».

«Эти существа очень умные и совершенно уникальные, - продолжает Коллинз. – Но когда пришло время создавать осьминога при помощи компьютерной графики, это была одновременно и работа мечты, и кошар».

 

Красивая внешность

 

В то время как живые осьминоги очень интересные существа, у них есть качество, которое смущало кинематографистов. «Они довольно неприятные, - признается, Коллинз. – И на большом экране это будет работать против нас».

Художники старались создать необычному моллюску более приятную внешность. «Нам надо было найти баланс на уровне текстуры, - рассказывает художник Стив Пилчер. – Если бы мы зашли слишком далеко, он бы превратился в мармеладного мишку. А если бы перестарались в другом направлении – он выглядел бы отталкивающе».

«Хэнк был одним из самых трудных персонажей из всех, над которыми я работал, - рассказывает Джейсон Димер, художник, ответственный за персонажей. – Но при этом он же был и самым крутым. Я всегда думал о Хэнке как о невольном супергерое. Я знал, что у нас все получится, когда команда уже буквально падала в обморок от усталости. Однако все были настроены на победу: «Это будет невозможно, но нам хочется поскорее это сделать». Художники Pixar были готовы выложиться по полной».

Димер представил наброски того, как будет выглядеть Хэнк с разных ракурсов. И как у настоящего осьминога у Хэнка изначально было 8 щупалец. «Я разработал конечности отдельно от тела, чтобы они получились более подвижными, - говорит Димер. – Но когда наши художники построили трехмерную модель и расставили щупальца по кругу, пытаясь закрепить их на теле, влезло всего семь штук. Они вызвали меня и спросили: «Можем ли мы изменить форму щупалец, чтобы они были более трубообразными?» Мне эти идея не понравилась, и я предложил оставить семь щупалец. Мы озвучили наше предложение Эндрю Стэнтону. Он подумал, что это не только забавно, но и соответствует нашему герою, который спасен людьми и находится в реабилитационном центре. Это была судьба».

Цвет Хэнка был выработан на основе предпочтений художников. При этом нужно было сделать так, чтобы цвет не совпадал с многочисленными цветами, которые уже использовались для других существ в анимационном фильме. Притом, что теплый красно-оранжевый тон Хэнка прекрасно контрастировал с Дори, художникам надо было быть аккуратнее, чтобы оттенок отличался от оранжевой гаммы Марлина и Немо. То же с глазами Хэнка, для которых было выбрано красивое сочетание зеленого и фиолетового. Создатели специально добивались определенных оттенков. «Его цвет глаз должен был отличаться от глаз Дори. Он более бирюзовый и яркий, - рассказывает Пилчер. – Цвета глаз героев должны были контрастировать, быть уникальными и необычными. У них много крупных планов вместе и глаза Хэнка примерно того же размера, что у Дори, поэтому очень важно, чтобы они отличались».

Конечно, при умении Хэнка маскироваться, ему не обязательно всё время быть одного цвета. «Он может менять текстуру и цвет, так же, как настоящий осьминог. Поэтому мы могли позволить себе вольности, - рассказывает Пилчер. – Хэнк путешествует там, где нормальный осьминог не бывает, и это дало нам возможность повеселиться и поиграть с маскировкой».

По словам помощника режиссера по спецэффектам Криса Чапмена, у них было много вариантов для маскировки Хэнка. «Нам надо было контролировать, какие цвета появлялись на его коже в зависимости от места, где он был, насколько освещенным было это место и сколько света падало на него».

«Одной из задач было показать, как осьминог переходит из обычного состояния в режим маскировки и обратно, - добавляет Пилчер. – Мы не хотели, чтобы он был невидимым, поэтому нам надо было дать больше визуальной информации по объекту, с которым он слился. Вы все еще видите его форму, но он сливается из-за маскировки, текстуры и цвета. Когда мы придумали, как это сделать, у нас появилась возможность создать на этой основе несколько забавных сцен».

«Если вы будете смотреть как настоящий осьминог слился с камнем, а потом превращается в самого себя, вам покажется, что это компьютерная анимация» - рассказывает Чапмен.

Создание движущихся конечностей для осьминога – это одна из самых сложных задач. «Мы создавали анимированные щупальца в «Университете монстров» для библиотекарши и для некоторых персонажей второго плана. Но там возможности были ограничены, - говорит Талбот. – Мы хотели повторить движения настоящего осьминога, но у этих движений нет никакой системы. Одна часть конечности могла хватать землю, а другая, держать чашку, а третья закручивалась вокруг вас».

«Осьминоги невероятно гибкие, - добавляет помощник директора по техническим вопросам Джон Халстэд. – Они могут протиснуться через любую щель, через которую пройдет их клюв. Нам нужно было найти баланс: с одной стороны, аниматоры должны были показать гибкость, но с другой - не перебарщивать с количеством точек, которыми надо будет управлять».

По словам Талбота, еще одна сложность с Хэнком заключалась в том, что уголки его рта касаются двух его щупалец. «Нам надо было следить, как движение щупалец влияет на его лицо и его мимику. Художники, ответственные за артикуляцию, в итоге разработали систему, чтобы при движении конечностей тело осьминога наклонялось, и при этом рот не искривляется каким-то странным образом».

Форма Хэнка требовала уникального подхода к текстуре кожи и движениям тела. «Если он движется в одной точке, - поясняет Талбот, – все его тело реагирует. Такой реакции не было ни у одного персонажа, которого мы создавали до этого. Если он шевельнет щупальцем, то кожа вплоть до век приходит в движение. Нам надо было следить, чтобы все шевелилось одновременно, и чтобы аниматоры смогли добиться максимальной гибкости».

 

Мотор!

 

В дополнение к настоящим осьминам команда Pixar изучала движения змей, особенно мультипликационных. Классический мультфильм 1967 года студии Disney «Книга Джунглей» стал вдохновением для создания щупальцев Хэнка. Рассказывает Халстэд: «Там есть чудесная сцена, где Каа гипнотизирует Маугли. То, как он движется, как скользит по дереву – это то, что наши режиссеры хотели видеть в случае с Хэнком».

«Анимирование Хэнка – это, пожалуй, самая сложная работа из всех, что нам приходилось делать, - рассказывает помощник режиссера по анимации Майкл Стокер. – Люди, крысы, четвероногие персонажи – у них у всех есть суставы. Есть правила, по которым они движутся. А у осьминога нет никаких правил. Невозможно разработать систему его движений. Он может сделать что угодно. В нашем случае у Хэнка семь щупалец. Если ошибиться, на экране получиться визуальная каша».

Аниматоры использовали щупальца Хэнка, как человеческие руки – позволяли ему включать выключатели и выразительно жестикулировать, как человек. «Мы поняли, что можем спрятать несколько конечностей, - рассказывает Стокер, - просто намекая, что они там есть. Были и сцены, где видны все семь щупалец. Но такие кадры мы создавали неделями, если не месяцами».

Когда пришло время герою заговорить, аниматоры столкнулись с очередной проблемой – что делать с его ртом. Рот настоящего осьминога расположен между его щупальцами в нижней части тела. Художники чуть приподняли рот Хэнка, но решили, что будет интереснее, если он не будет все время на виду. «Мы придумали его спрятать, - говорит Стокер, - Как если бы он был под усами или под хоботом слона. Рот изредка виден, но мы решили не делать его в центре лица».

ДеВан добавляет: «Поскольку рот Хэнка в основном скрыт, то мы использовали движения его головы, как это делают с марионетками, чтобы передать то, что он говорит. А его глаза и брови должны активно двигаться, чтобы передавать эмоции. Они также помогали добавить энергии его словам. Иногда мы использовали особое моргание – он шевелил веками, как губами, так как рот его не всегда виден».

 

Присоски

 

Создание осьминога для фильма было похоже на цирковой номер с балансированием. «Большая часть работы над созданием Хэнка, от разработки образа, который бы отражал характер, до попытки сделать его похожим на настоящего осьминога, все это требовало поиска золотой середины. Зрители должны верить, что это осьминог, но он не должен быть настолько настоящим, что будет вызывать отрицательные эмоции, - рассказывает Патрик Колман, помощник режиссера по глобальным технологиям и моделированию. – Мы многое упростили. Например, присоски у настоящего осьминога всегда что-то делают, всегда движутся. В мультипликационной картине это будет не только отвлекать, но и будет выглядеть пугающе, поэтому мы не стали делать это для фильма».

Колман говорит, что присоски Хэнка стали настоящим вызовом для создателей, потому что они должны контактировать с поверхностями. «Перед нами с самого начала стоял вопрос: как сделать так, чтобы присоски прилеплялись. Мы знаем, как смоделировать плоть, которая движется и реагирует на соприкосновение с чем-то. Но мы не знали, как сделать так, чтобы она прилипала, потому что такое не очень часто случается. В начале исследований и тестов мы просто создавали кубик плоти, прилепляли его к столу, а потом отлепляли с усилием».

Команда Колмана также разработала систему, которая позволяла быстрее чем когда-либо моделировать плоть. А это было непросто, благодаря, опять же, тем самым присоскам.

 

Большая рыба

 

Судьба довольно неуклюжа в воде, зато у нее большое, доброе сердце. Вообще, у нее все большое, ведь китовые акулы – самые крупные рыбы в мировом океане. Однажды в ее аквариум в Институте Морской жизни попадает на удивление знакомая синяя рыбка-хирург по имени Дори. Судьба отличается полным отсутствием грации, и зрелище это весьма плачевное. Но, несмотря на это Дори считает, что Судьба – отличная пловчиха. Кроме того, Дори узнает, что ее новая знакомая также владеет языком китов.

«Судьба плохо видит, - рассказывает режиссер Эндрю Стэнтон. – Она во все врезается и боится всего за пределами бассейна в ИМЖ. Она и Дори в свое время были «трубными друзьями». Они разговаривали друг с другом через трубы ИМЖ, как дети, которые связывают верёвочкой консервные банки или болтают при помощи старомодных детских раций.

«Это напоминает о временах, когда все было проще, - продолжает Стэнтон. – Мне нравится представлять, как маленькая забывчивая рыбка беседует из своей коралловой спальни с голосом, который говорит на китовом языке. И вот почему Дори плохо говорит на китовом языке. Она научилась ему у акулы».

«Секрет китового языка в том, чтобы слова были максимально длинными и странными, - рассказывает Кэйтлин Олсон, которая озвучивает Судьбу. – Ведь именно так киты и говорят, верно?»

«Я большой поклонник Кэйтлин с тех пор, как увидел ее в первом сезоне сериала «В Филадельфии всегда солнечно», - признается Стэнтон. – Все знают фразу: «Камера любит ее». Но у нас мультфильм, так что мы предпочитаем говорить: «Микрофон любит ее». В случае с Кэйтлин – это правда. У нее необычный голос. Он очаровательный, приятный, в нем много энергии, и она отлично умеет играть им, чтобы добавить в свою речь юмора».

 

Серьезный лук

 

По словам художника Стива Пилчера, с Судьбой нельзя было позволить себе столько же вольностей, сколько с обычным персонажем. «Настоящая китовая акула выглядит карикатурно, - рассказывает он. – Ее глаза расставлены очень широко по бокам головы и приближены к носу. Она почти похожа на лопатку, обтесанную спереди».

Помощник режиссера по персонажам Джейсон Димер сравнивает героиню с большой лопатой или с кухонной варежкой. Расположение глаз и рта Судьбы стали серьезным препятствием. «Улыбка не может выходить за пределы глаз, - поясняет Димер. – Зрители не поймут, что это улыбка. У нас ушло две недели на то, чтобы решить эту проблему».

«Судьба пришла к нам в отдел в виде наброска, - говорит помощник режиссера по персонажам Джереми Талбот. – Наша команда отвечала за создание красивой и привлекательной модели. В финале рот Судьбы выглядел дружелюбным и мультяшным, хоть он и расположен между глазами. В итоге у нас все получилось».

Художникам пришлось пропорционально уменьшить Судьбу по отношению к ее реальному прототипу. Так она смогла поместиться в кадр со своими более мелкими коллегами по фильму. По словам оператора Джереми Ласки, создатели картины предвидели такую проблему. «С самого начала мы проводили много тестов, чтобы понять, как поместить такую маленькую героиню, как Дори, в один кадр с огромной Судьбой, - рассказывает Ласки. – Как поместить их в один кадр одновременно? В итоге мы решили не переживать из-за этого и сделать Судьбу просто гигантским глазом. На этом фоне видно, какая Дори маленькая. Мы поняли, что никогда не уместим Судьбу в кадр, но в итоге это стало источником комичных сцен в фильме».

«Сложно заставить Судьбу играть, когда в кадре нельзя видеть одновременно два ее глаза и рот без того, чтобы она все время двигала головой, - говорит помощник режиссера по анимации Майкл Стокер. – Но мы даже извлекли из этой проблемы выгоду. Благодаря этому зрители видят, какая она гигантская. Чувствуется, что она очень тяжелая. Она движется медленно и степенно, даже если врезается в стены. И она движется, как акула – машет хвостом из стороны в сторону. Совсем не как кит, у которого хвост движется вверх-вниз».

Художники одолжили цвет Судьбы у природы. «У китовых акул очень красивый и странный орнамент, идущий вдоль верхней части тела, - рассказывает Димер. – Он хаотично расположен на голове, затем по квадрату в середине тела и переходит в ровные полоски ближе к хвосту. Он очень интересно организован».

Пилчер добавляет: «Глаза Судьбы серо-голубые, а рот подвижный, как жвачка. Чисто внешне она мягкая и притягивает к себе, как большой надувной батут».

 

Играя в игры с головой

 

Бэйли – дельфин-белуха, проживающий в Институте Морской жизни и искренне убежденный в том, что у него не работает часть мозга, отвечающая за эхолокацию. Счастье (или несчастье, в зависимости от того, кто говорит) в том, что доктора Института Морской жизни не нашли у Бэйли каких бы то ни было отклонений. Пессимизму белухи не в состоянии противостоять никто из соседей. Даже Судьба пыталась достучаться до Бэйли, но, сколько ни старалась, все без толку. Возможно, Бэйли послушает ее новую подругу Дори, ведь у той столько невероятных и даже сумасшедших идей.

Дельфины-белухи известны способностью к эхолокации – это нечто вроде биологического локатора. В ИМЖ его называют самой мощной в мире парой очков. «Поэтому Бэйли отличный напарник для Судьбы, у которой зрение не очень, - поясняет продюсер Линдси Коллинз. – Они отлично дополняют друг друга, хотя и не признаются в этом».

Тай Баррелл был приглашен озвучивать Бэйли. «Тай прекрасно сыграл забавного зануду в «Американской семейке», - рассказывает режиссер Эндрю Стэнтон. – Он играет похожую роль, озвучивая Бэйли. Он немного зануда и немного упертый. И он очень динамичный: быстро переходит от скептичного, до раздражающего и заботливого – без всяких заминок. И Тай смог это поймать. Не думаю, что я встречал актера, у которого был бы такой инстинкт на юмор. У него просто дар».

Коллинз добавляет: «Тай делает Бэйли очаровательным. Во время первой пробы Тай должен был поиграть со звуками, которые Бэйли мог бы издавать, работая над своей эхолокацией – ууу и ааа. С этого момента все аниматоры хотели анимировать именно Бэйли».

Несколько членов продюсерской команды посетили аквариум в Ванкувере, чтобы рассмотреть поближе белух. «У белухи на голове есть нарост, который называют «мелон», - рассказывает руководитель сценарного отдела Макс Брэйс. – Мелон вибрирует, когда белухи подают сигналы. Внешне белухи очень симпатичные и немного эксцентричные – и это идеально для нашего персонажа».

«Бэйли похож на тесто в воде, - добавляет художник Стив Пилчер. – Он желтовато-белый, и, хотя, у него есть зубы, мы сделали их покруглее, чтобы показать, что он дружелюбный и очаровательный».

Добавляет помощник режиссера по анимации Дэйвид ДеВан: «Он выглядит мягким и ленивым, но во многих сценах от него требуются быстрые, резкие движения. Нам пришлось поработать над тем, чтобы найти идеальное сочетание энергии, юмора и характера для Бэйли».

По словам помощника режиссера по персонажам Джереми Талбота, специалисты по моделированию достаточно долго работали над движением губ Бэйли. «Аниматоры хотели, чтобы его губы двигались, и менялась мимика, - рассказывает Талбот. – Было непросто добиться, чтобы все выглядело правильно и при этом эстетично».

Аниматоры также наблюдали за тем, как шевелится мелон у настоящей белухи. «Можно видеть, как мелон напрягается и указывает в определённую сторону, - рассказывает аниматор Майкл Стокер. – Затем мышцы в мелне расслабляются, и он начинает вибрировать. Мы решили добавить звук, который указывает на то, что Бэйли использует свою эхолокацию».

 

В поисках мамы и папы

 

Дженни и Чарли готовы на все ради своей единственной дочурки Дори. День ее рождения стал для них настоящим праздником. Они защищали ее и учили всему, что может пригодиться в океане рыбке с нарушением памяти. Дженни кажется очень жизнерадостной и, возможно, немного пугливой. Но она – очень заботливая мать и умеет любую щекотливую ситуацию превратить в шутку. Чарли любит подурачиться, но для него нет ничего важнее обучения его дочери азам выживания в подводном мире. «У меня было стойкое ощущение, что родители Дори должны были быть немножко дурашливыми, эдакими очаровательными чудаками», – говорит продюсер Линдси Коллинз.

Режиссер Эндрю Стэнтон говорит: «Еще во время работы над фильмом «В поисках Немо» я представлял, какими были бы родители Дори, и был убежден, что их должны были бы озвучивать Дайан Китон и Юджин Леви».

«Всякий раз, когда я появлялся в студии озвучания, мне показывали что-то новое, – вспоминает Леви. – Сперва это были обычные наброски, схематично отображавшие рыбок. И каждый раз они становились все больше похожи на реальных персонажей. В финале анимация была просто завораживающей».

«Иногда нам позволяли отойти от сценария, это всегда приятно, – говорит Китон. – [Режиссер] Эндрю [Стэнтон] охотно допускал импровизации, следя лишь за развитием сюжетной линии. Мне это очень нравится, потому что я люблю динамику в работе».

То, что все специалисты закадровой команды хорошо знали друг друга, пошло только на пользу истории о родителях Дори. «Работая над внешностью родителей главной героини, я отталкивался от внешности самой Дори, – говорит арт-директор по персонажной анимации Джейсон Димер. – У Дженни точь-в-точь такие же глаза, как и у Дори – мы буквально скопировали геометрию глаза с персонажа фильма «В поисках Немо» и вставили глаза Дори в тело Дженни. Нос и рот Дори унаследовала от своего отца Чарли. Его внешность у меня ассоциируется со старческим портмоне, на котором долгое время сидели».

«Спасибо, что Чарли решили не пририсовывать гигантские брови, – добавляет Леви. – Мне бы осталось ему только посочувствовать».

 

Каждой твари по паре

 

Хлюп и Ластер – пара ленивых морских львов, прошедших реабилитацию в Институте морской жизни. Марлин и Немо нашли их наслаждающимися солнцем на излюбленном месте – самом завидном камне в округе, расположенном вблизи стен института. Эти два льва получают настоящее удовольствие от отдыха и предпочитают, чтобы их не беспокоили во время послеполуденного сна. Но даже если вы их случайно потревожите, знайте - они громко лают, но не кусают. «Их близкие родственники представляют собой ватагу воинственных «морских волков», однако Хлюп и Ластер явно выделяются на фоне сородичей», – говорит режиссер Эндрю Стэнтон.

«Мы сыграли на визуальном контрасте персонажей, чтобы подчеркнуть их уникальность, – говорит художник-постановщик Стив Пилчер. – У Хлюпа более темный цвет кожи, он больше и увесистей своего друга. Ластер, напротив, чуть светлее, ниже и худее».

Роли Хлюпа и Ластера озвучили Идрис Эльба и Доминик Уэст. «Они – невероятно выразительные и талантливые актеры, которые способны сыграть все, что угодно, вплоть до Гамлета, – считает Стэнтон. – Разумеется, им не составило труда озвучить парочку ленивых морских львов. На первой сессии звукозаписи актеры встретились впервые с тех пор, когда вместе снимались в сериале «Прослушка». За ними было очень забавно наблюдать».

 

Очерепашенные

 

Морская черепаха Краш и его сын Прыск – самые отпадные обладатели панцирей во всём океане. Они всегда рады протянуть ласту нуждающейся рыбе. Столетний опыт путешествий по океану определенно имеет свои преимущества.

«Мы не хотели, чтобы «В поисках Дори» превратился в такой же дорожный фильм, каким был «В поисках Немо», – говорит сорежиссер Энгус МакЛэйн. – Поэтому нам нужно было очень оперативно перенести действие в Калифорнию, сократив сцены в пути. На начальном этапе производства мы все сомневались, что Краш сможет гармонично влиться в новый фильм. – продолжает МакЛэйн. – Я тогда отправился в Disneyland со своей семьей, где впервые посетил интерактивный аттракцион «Черепаший разговор. Ведущий Краш». Меня абсолютно поразило то, как посетители приветствовали Краша. Я и до этого знал, что он чрезвычайно популярен, но это доказало мне, что у аудитории есть особое отношение к этому персонажу, он – эмоциональная ассоциация с первым фильмом. Я понял, что отсутствие Краша расстроит слишком многих зрителей и по возвращении из Disneyland я собрал коллег и заявил: «Нам нужно найти способ вернуть Краша в фильм». Использование его в качестве транспортного средства, которое доставит Дори, Марлина и Немо через весь океан, помогло нам избавиться от затянутых дорожных сцен, а также сделать возвращение Краша и Прыска естественным поворотом сюжета. Черепашьего патриарха озвучил сам режиссер Эндрю Стэнтон. Роль Прыска озвучил Беннетт Дамманн.

 

Последние, но не в последнюю очередь

 

Хотя учитель школы на рифе Мистер Скат и любит попеть во время своих уроков, он очень серьезно относится к образованию Немо и его подводных приятелей. Однако никто не любит уроки мистера Ската больше, чем Дори. Она с радостью выступает в роли помощника учителя, хотя Мистер Скат её об этом и не просит. Роль мистера Ската озвучил сотрудник Pixar Боб Питерсон.

Бекки – эксцентричная утка с несколько взъерошенным внешним видом, которая становится для Марлина транспортным средством. Несмотря на то, что эта утка не внушает доверия, особенно, по мнению одной скептически настроенной рыбы-клоуна, Бекки намного умнее, чем кажется на первый взгляд. Персонажа, которого озвучил Торбин Ксан Буллок, назвали в честь директора по производству Бекки Нейман-Кобб, хотя она наотрез отрицает этот факт и ссылается на чистой воды совпадение.

Эпизодические роли в фильме «В поисках Дори» получили Билл Хейден и Кейт МакКиннон – они озвучили роль рыбок, которых Дори встречает по пути. Кроме того, в фильме появляется стая выдр. «Выдры невероятно очаровательны, поэтому мы решили, что так или иначе, но они должны появиться в фильме, – говорит Димер. – Моя задача заключалась в том, чтобы они получились реалистичными – в меру очаровательными, но не очаровательней, чем в природе… чтобы у зрителей не появилось ощущение, что это не выдры, а плюшевые мишки».

 

На месте. Новые приключения разворачиваются в новых мирах

 

Действие фильма «В поисках Дори» происходит на фоне тех же океанических красот, которыми в 2003 году наслаждались зрители фильма «В поисках Немо». В этом, по словам Эндрю Стэнтона, состояла главная сложность. «За минувшие тринадцать лет технология шла вперед семимильными шагами, – объясняет режиссер. – При этом мы хотели оставить полюбившийся многим по первому фильму дизайн. Поэтому в картине «В поисках Дори» мы решили довольствоваться лишь некоторыми улучшениями, не меняя структуру дизайна. В итоге, была усовершенствована система освещения, а представители флоры и фауны были более качественно прорисованы».

«В оригинальном фильме нам удалось уловить и отобразить на экране непередаваемую атмосферу подводной жизни, даже без использования технологий, которыми мы владеем сегодня, – продолжает Стэнтон. – У нас получилось добиться невероятного эффекта полного погружения зрителей в толщу океана. Именно к этому мы и стремились».

Оператор Джереми Ласки говорит: «Дори отправляется в путешествие с кораллового рифа в открытый океан, чтобы добраться до Института Морской жизни. Мы хотели подчеркнуть тот факт, что маленькая рыбка оказывается в огромном мире. Мы стремились к тому, чтобы зритель ни на минуту не забывал – на экране обыкновенная крохотная 10-сантиметровая рыбешка, даже если на некоторых кадрах она занимает половину экрана».

Главный осветитель Йен Мегиббен с самого начала работы понимал, насколько важна реалистичность воды. «У нас везде разная вода – на коралловом рифе, в океане и в аквариумах, – утверждает он. – Даже на коралловом рифе вода может менять оттенок от зеленого к синему, в зависимости от конкретной сцены».

«В Институте Морской жизни вода становится источником света, – продолжает Мегиббен. – Люди становятся силуэтами на светлом фоне. Таким образом, мы подчеркиваем, что эта история – о рыбках, а не о людях».

Фильм «В поисках Дори» начинается, как и «В поисках Немо», – на коралловом рифе. Однако затем события увлекают нас в прибрежные воды калифорнийского побережья, а после – в океанариум Института Морской жизни. Так что кинематографисты не только стремились сохранить созданное более десяти лет назад, но и разработать совершенно новые, уникальные локации, которых аудитория еще ни разу не видела. «В фильме будет много масштабных локаций, – говорит художник-постановщик Стив Пилчер. – Мы посетили каждую из этих реальных локаций и сделали множество фотографий – начиная с макросъемки миниатюрного мира и вплоть до обширных панорамных кадров, сделанных при помощи аэрофотосъемки. Мы снимали и представителей флоры и фауны, и ландшафт морского дна. Мы должны были подготовиться к любой сложности, с которой могли столкнуться во время съемки фильма».

Технология сыграла отнюдь не последнюю роль на съемках фильма, особенно когда требовалось создать воду различного цвета и плотности – начиная с морских течений, вихляющих в лесу водорослей, и заканчивая стеклянными аквариумами всех возможных форм и размеров в Институте Морской жизни. Кинематографистам пришлось подключить весь свой опыт и использовать все доступные технологии, чтобы добиться нужного эффекта.

 

Где же Дори?

 

Коралловый риф ассоциируется с всеобщим весельем, семейной жизнью, комфортом и домашним уютом. Переливающиеся всеми цветами радуги кораллы и водоросли вновь становятся домом для Марлина, Немо и их новоиспеченной родственницы Дори. Во всяком случае, до того момента, когда они решают отправиться в путешествие. «Коралловый риф стал еще более красивым и динамичным, чем в фильме «В поисках Немо», – заявляет Стэнтон. – Хотя на рифе мы и не задержимся».

Несмотря на то, что риф уже появлялся в фильме «В поисках Немо», аниматорам было, над чем поработать. По словам арт-директора по декорациям Дона Шэнка, технология за это время настолько обновилась, что оригинальные фоны уже никак нельзя было использовать в новом фильме. «Для начала мы взяли всю модель рифа и разобрали ее на части, а затем отрисовали каждую часть заново с использованием современных технологий, – говорит он. – То есть, это будет все тот же мир, который вы видели в фильме «В поисках Немо», но он заиграет иными красками».

Риф представляет собой широкое и очень колоритное плато, играющее самыми разнообразными красками: желтой, оранжевой, красной и фиолетовой. Впрочем, подбор каждой из этих красок был сопряжен с определенными трудностями. «Гипотетически мы могли использовать любую краску, которая только существовала в природе, – говорит Пилчер. – Наша задача состояла в том, чтобы зрительский взгляд автоматически фокусировался на той части кадра, в которой происходили ключевые события. Распределение цвета стало первостепенной задачей. Нам приходилось делать и по многу раз переделывать сделанное, перемещать краски по кадру, стараясь подобрать идеальный баланс, чтобы в итоге зрители увидели именно то, что мы стремились им показать».

«В поисках Дори» – первый фильм Pixar, который рисовался в программе RIS, новом поколении программного семейства Render Man. Главный осветитель Йен Мегиббен рассказывает: «В основе RIS лежат ключевые правила физики, программа все пересчитывает с учетом естественных законов. Нам это как раз и нужно было. Изначально перед нами поставили задачу – улучшить Большой Барьерный Риф, который служил домом для главных героев фильма «В поисках Немо». Нам лишь оставалось найти способ сделать это с наименьшими затратами сил и времени».

«В поисках Немо» стал новым законодателем стиля анимационной воды, которая приобрела объем и позволила зрителям по-настоящему почувствовать погружение в глубины океана. В фильме «В поисках Дори» вода была усовершенствована. «В первом фильме мы использовали технологию наложения сгенерированных на компьютере шумов, чтобы показать, как предметы проплывают за рыбой, – говорит главный технолог и супервайзер по симуляции Патрик Коулман. – Теперь же качество водной толщи позволило нам показать, как рыбки проплывают сквозь множество микрочастиц. Движение воды вокруг рыбок стало еще более реалистичным».

По словам Джереми Ласки, во время работы над Дори, Марлином и Немо на коралловом рифе кинематографисты использовали эффект, который назвали «рыбокамерой». «Определенные сцены фильма мы решили снимать с эффектом 16-миллиметровой камеры, чтобы подчеркнуть разницу восприятия, – говорит Ласки. – Все вокруг кажется спокойным и по-домашнему уютным. Периодически мы переключались на 35-миллиметровую камеру, чтобы немного изменить восприятие – как будто человек смотрит на плавающую рыбку».

 

Путь на Калифорнийское побережье

 

Дори, Марлин и Немо покидают уютный дом и выплывают в океан, направляясь в Институт Морской жизни. По пути они встречают и старых друзей, и парочку опасных хищников, с которыми вообще лучше не пересекаться.

Морские торговые пути – унылые пустыри, украшенные остовами потерпевших крушения судов и контейнерами с грузами. Здесь обитают раздражительные раки-отшельники и другие малоприятные в общении существа. Впрочем, торговые пути полны сюрпризов. По словам Шэнка, в процессе работы декорации неоднократно переделывались. «Вся местность усеяна какой-то мебелью, унитазами и предметами домашнего обихода – случайными предметами, которые могут транспортироваться по воде и по тем или иным причинам оказаться на дне, – рассказывает Шэнк. – Наши персонажи никак не могут взять в толк, зачем люди держат эти предметы именно там».

По мере того, как персонажи удаляются от привычных мест, Ласки и его команда постепенно переходили от 16-миллиметровой «рыбокамеры» к 35- миллиметровой «человекокамере». Люди в кадре не появляются, но их незримое присутствие должно ощущаться.

Лес водорослей находится неподалеку от Института Морской жизни. Он немного мрачен и чем-то напоминает зачарованный лес. Лучи солнца, пробивающиеся с поверхности, причудливым образом играют в стеблях водорослей. «Нам всем очень нравилась идея создания леса водорослей, – признается Стэнтон. – Это очень необычная и запоминающаяся локация. Она похожа на заповедный лес калифорнийских секвой, перенесённый под воду».

Художник-постановщик Стив Пилчер входил в разведывательную группу, которая совершала погружения в заливе Монтерей для изучения местного леса водорослей. «Мы привязывали камеры к телескопическим шестам и погружали их в толщу воды, – вспоминает он. – Мы отметили, что цвет водорослей, плавающих на поверхности воды, тусклый и отдает холодом. Водоросли на глубине более красочные – подводный лес буквально взрывается различными оттенками золотого и зеленого цветов. Мы отметили эту закономерность и отразили ее в фильме».

Сорежиссер Энгус МакЛэйн добавляет: «Водорослевый лес было очень непросто воссоздать на компьютере, особенно с учетом многочисленных эффектов преломления света в воде. Во времена «В поисках Немо» это было просто невозможно. Однако теперь в нашем арсенале появились современные программы работы со светом и оцифровкой изображений, которые позволили сделать эти эффекты невероятно правдоподобными. Лес водорослей у нас получился, как настоящий».

По словам Мегиббена, новая система рендеринга стала основой для создания водорослей. «По консистенции водоросли напоминают желе – они гибкие, скользкие и полупрозрачные, – рассказывает он. – Наши водоросли при освещении лучами солнца сами начинали светиться точно так же, как и в реальном мире».

Оператор Джереми Ласки говорит: «Мы хотели, чтобы у зрителей появилось ощущение, будто они оказались в подводном храме, украшенном огромными водорослевыми колоннами и тремя маленькими рыбками, заблудившимися в огромном мире».

Ласки добавляет, что было очень важно выбрать правильный ракурс съемки: «Мы не собирались ограничиваться ракурсом, в котором рыбки беседуют на фоне водорослевого леса. Мы ставили сцены с таким расчетом, чтобы показать, как рыбки плывут сквозь водорослевую чащу. Камера точно так же «протискивалась» сквозь толщу растительности, как и герои, это дало ощущение реалистичности происходящего».

Институт Морской жизни – спасательный и реабилитационный центр, а также гигантский океанариум. Структура Института представляет собой сеть аквариумов и водоемов, а также - выставочных стендов. «Как и многие другие аниматоры, мы черпали вдохновение в картинах калифорнийского побережья художника Эйвинда Эрла, – говорит Пилчер. – Мы не хотели делать экстерьер карикатурным до гротеска, но нам очень нравится лаконичность и элегантность работ Эрла, поэтому мы развесили по всей комнате иллюстрации его работ. Они постоянно напоминали нам: будьте проще, будьте проще, будьте проще».

Стэнтон, который вырос на восточном побережье, хотел воспроизвести на экране очарование туманного утра, воспоминание о котором он хранил с детства. Кинематографисты могли добиться требуемого эффекта несколькими способами. «Мы могли создать иллюзию туманного утра, замутнив изображение или наложив специальный эффект тумана, тем самым сократив дальность прорисовки до минимума, – говорит Мегиббен. – Кроме того, мы могли использовать такой инструмент, как рассеивание, который бы «повысил влажность» в атмосфере сцены. В результате мы решили сочетать все инструменты, чтобы добиться более реалистичного эффекта».

В работе над зданием Института Морской жизни художники черпали вдохновение в архитектуре Калифорнийской академии наук, которая находится в парке «Золотые ворота» в Сан-Франциско, а также в архитектурном стиле океанариума Монтерей Бэй. Институт Морской жизни разделен на множество самостоятельных локаций, включая обычные, вертикальные и подвесные аквариумы, а также обширные бассейны. Взорам посетителей открываются уникальная система фильтрации, детские фонтаны и даже бассейн с искусственными волнами. В подсобных помещениях ИМЖ скрыта сложная система трубопровода и насосов, аквариумы соединяют сложные конструкции из метала и бетона.

«За время нашей работы комплекс был неоднократно переделан, мы постоянно вносили какие-то коррективы и дополнения, – говорит Пилчер. – Он поистине огромен».

Зона ИМЖ, предназначенная для посетителей, была украшена и оснащена всевозможными образовательными стендами, рассказывающими об обитателях океанариума. В цветовой палитре превалировал серый цвет, поскольку ИМЖ, как и многие другие аналогичные постройки, сделан в основном из бетона. Впрочем, на одном бетоне художники не остановились. «Мы разнообразили постройку стеклянными, деревянными и металлическими конструкциями, чтобы здание больше напоминало музей, а не каменную коробку», – говорит Шэнк.

Окна Института выходят на скалистое побережье и безбрежный океан, так что ИМЖ отлично вписывается в калифорнийский стиль. На заднем плане можно разобрать доки, пирсы, кипарисы и ледогенераторы. Из мелких деталей стоит отметить скамейки в парке, вывески, киоски, изгороди и даже сувенирную лавочку. Все эти объекты были выполнены в едином стиле.

Попав в Институт Морской жизни, Дори оказывается в карантине. Ее замечает капризный семиног по имени Хэнк. Эта сцена очень важна, поскольку определяет последующее развитие сюжета. «Эту локацию мы разработали одной из первых, – говорит Шэнк. – В ней мы отобразили все, что узнали во время посещения океанариума Монтерей Бэй. Получился эдакий трехмерный коллаж».

По ходу путешествия Дори и Хэнка по Институту, Шэнк и его команда дорисовывали служебные помещения океанариума, включая офисы, аппаратные, коридоры и лестничные пролеты. Во время посещения аттракциона «В поисках Немо» в Disneyland художники отметили, что система трубопроводов украшена трафаретными рисунками, и решили перенести этот рисунок на трубопровод в фильме «В поисках Дори». «Это – одна из тех волшебных ситуаций, когда реальный мир, с которым каждый из нас может столкнуться, находит свое отражение в кинематографе, – говорит Шэнк. – В данном случае мы нашли идеальный способ использовать реальный дизайн в вымышленной локации».

Судьба и Бэйли живут в Институте по соседству. Их аквариумы соединены, чтобы подчеркнуть реабилитационный период. Кроме того, зрителям всегда интересно наблюдать за тем, как морские создания общаются друг с другом. «Представителей морской фауны можно рассмотреть не только сверху, но и снизу, наблюдая за ними сквозь огромный просмотровый иллюминатор», – говорит Стэнтон.

Мегиббен утверждает, что когда дело дошло до освещения здания, он работал по принципу «чем меньше – тем лучше». «Судьба и Бэйли просто уморительно смешные, – говорит он. – Мы стремились никоим образом не мешать их шуткам. Аквариумы – очень простенькие локации по сравнению с лесом водорослей и Большим Барьерным рифом, но мы не должны были утратить ощущение водной толщи. Мы сделали атмосферу немного затемненной, и в целом добились поразительного эффекта».

«Открытый Океан» – специальный аквариум в ИМЖ, на котором воссоздан риф, похожий на тот, который Марлин и Немо называли своим домом. «Это большой аквариум, в котором представлено все многообразие подводной жизни, – говорит Стэнтон. – Любой посетитель может представить, что значит быть рыбкой в большом океане».

При этом художники стремились сделать так, чтобы риф в аквариуме не был точной копией реального рифа. «В отличие от плоского рифа Марлина и Немо, риф в аквариуме вертикален, – говорит Пилчер. – Подобная перемена сделала декорацию уникальной. В аквариуме «Открытый Океан» меньше желтых и оранжевых оттенков и нет грибовидных кораллов. Только в этом аквариуме можно увидеть огромный полутораметровый морской веер [разновидность коралла] розового и фиолетового цветов».

Художникам требовалось проработать не только аквариумы, но и контейнеры, в которых Дори путешествует по Институту. Для каждой новой сцены художники придумывали новый способ отображения стеклянных контейнеров, наполненных водой. «Я наснимал огромное количество роликов при помощи камеры GoPro, чтобы понять, как выглядит вода в различных условиях, – говорит Мегиббен. – В реальности вода ведет себя непредсказуемо. Мы оставили некоторые эффекты неизменными, другие пришлось даже уменьшать, чтобы добиться правдоподобности».

 

Просто добавь воды

 

Когда было озвучено решение о съемках фильма «В поисках Дори», фанаты были в восторге от скорой встречи с полюбившейся героиней, а сценаристы начали придумывать новые истории, которые могли произойти с забывчивой рыбкой. Технический директор Джон Халстид и супервайзер по визуальным эффектам Крис Чапман принялись ломать голову над тем, как им придется справляться с таким напором воды. «Так уж сложилось, что воду очень непросто передавать в компьютерной графике, – говорит Халстид. – К счастью, технология сделала существенный скачок вперед с тех пор, как мы работали над фильмом «В поисках Немо»».

Чапман добавляет: «Большую часть оригинального фильма в кадре было просто большое количество воды. Теперь же мы столкнулись с десятками отдельных наполненных водой резервуаров – начиная с чайной чашки и аквариумов и заканчивая заливом и океаном. Мы очень много времени потратили на придумывание и отрисовку различного поведения персонажей в воде».

«Каждый из нас знает, как выглядит вода в реальности, – продолжает Халстид. – У нас есть интуитивное понятие о том, как вода себя поведет в той или иной ситуации. Но описать это словами, а тем более воссоздать на компьютере, оказывается, не так-то просто».

Режиссер Эндрю Стэнтон добавляет: «Когда находишься под водой, свет преломляется под необычными углами. Картинка искажается. Мы все представляем, каким должно получиться изображение, но понимаем это подсознательно, не задумываясь об этом. К счастью, появилась технология, позволившая пересчитывать отражения и преломления практически в режиме реального времени, чтобы изображение получалось очень натуралистичным».

Кинематографисты стремились улучшить все аспекты графики, с которыми они работали ранее над оригинальным фильмом, сохраняя максимальную эффективность.

 

Ретушь и рендеринг

 

Улучшая то, что было продемонстрировано в фильмах «Головоломка» и «Хороший динозавр», кинематографисты добились невероятной реалистичности водных кадров. Вода меняет цвет при смене глубины, отражает и преломляет лучи света. «Водная среда настолько переменчива, насколько только возможно, – утверждает Халстид. – Совмещая новые возможности шейдера и рендеринга, мы добивались невероятно правдоподобной воды».

«RIS – новая система рендеринга, доказавшая свою полезность при пересчете преломления света, – продолжает Халстид. – С ее помощью мы смогли смоделировать освещение в воде с различной плотностью, представить, как свет будет влиять на экстерьер сцены. В результате мы получили захватывающие световые спецэффекты».

Художники особенно восторженно встретили новую технологию трассировки изображения, позволявшую им создавать реалистичное изображение в считанные минуты. «История начинается на коралловом рифе, который и так выглядит достаточно реалистично, – говорит Халстид. – Но по мере развития сюжета в кадре появляются и наполненные водой аквариумы, и стаканы с водой, и взгляд рыб на то, что происходит снаружи аквариумов. Всякий раз, когда мы смотрим на стекло, свет преломляется. В воде свет преломляется еще раз и так далее. Нам пришлось иметь дело с очень непростой последовательностью стекла, воды и света».

Автоматический рендеринг позволил кинематографистам уделить больше внимания специальным эффектам, таким как, например, всплески. По словам Чапмана, волны в океане можно было эффектно показать двумя способами: «Первый – формальный, в точном соответствии с законами физики. Второй – симуляция, то есть взять множество частиц и заставить их двигаться точно так же, как обычная волна. Мы смогли добиться реалистичных всплесков, но только в непосредственной близости от плещущегося персонажа. Так что в конечном итоге нам пришлось совмещать и формальный, и симуляционный способы».

Ранее художники были вынуждены прибегать ко многим уловкам и хитростям. «Если Дори выпрыгивает из воды, получается легкий всплеск, – рассказывает Халстид. – У нас просто не хватало компьютерной мощности для того, чтобы просчитать все последствия этого всплеска на поверхности океана в 3D-модели. Поэтому раньше мы вырезали небольшое «окошко» в океане и просчитывали только его, после чего вставляли вырезанное окошко на прежнее место».

Каждый всплеск просчитывался отдельно и затем аккуратно вставлялся в общий кадр. Супервайзер по технологии и симуляции Патрик Коулман руководил процессом исследования и разработки нового инструмента для создания водных эффектов. «Новая программа автоматически комбинирует множество отдельных частей, из которых собрана сцена, – объясняет он. – Таким образом, мы могли пропускать через рендер только одну часть изображения, а не весь кадр целиком».

Программа научилась идентифицировать огромный океан и трехмерные всплески как разновидности воды, поэтому отпала необходимость вырезать изображение, править его и вставлять на место.

Новая программа рендеринга позволила сделать более реалистичной и пену волн. «Мы втиснули в волны от всплеска крохотные пузырьки, на которых играли лучики света, это дало эффект пены, – говорит Чапман. – Для нас это огромный шаг вперед».

Используя функциональный набор под названием Texel-Marsen-Arsloe, кинематографисты добились предельно реалистичной симуляции волн. Программа просчитывала глубину воды, скорость, направление ветра и строила удивительно правдоподобные волны», – говорит Халстид.

Кроме того, у кинематографистов появилась возможность разделять воду на отдельные брызги.

 

Звуки моря

 

Композитор Томас Ньюман вернулся к морю, а певица Sia стала «Незабываемой»

Композитор Томас Ньюман, сочинивший музыку к фильму «В поисках Немо», взялся за саундтрек картины «В поисках Дори». «Для меня Томас стал неотъемлемым героем приключений Немо, – вспоминает режиссер Эндрю Стэнтон. – Мы стали хорошими друзьями с тех пор, и на съемках фильма «В поисках Дори» у всех было ощущение воссоединения большой и дружной семьи».

Стэнтон утверждает, что музыка Ньюмана превратила фильм «В поисках Дори» в нечто, о чем режиссер даже мечтать не мог: «Работая с Томасом, я, наконец-то, смог исчерпывающе сформулировать то, что хочу увидеть и услышать. Мы могли долго и ожесточенно спорить, но в конечном итоге всегда находили общий язык. Благодаря музыке я смог в десять раз лучше понять свой фильм, для меня это была своего рода интенсивная терапия. Мы работали на одной волне в прямом и переносном смысле».

«Не представляю себе, что могло бы удержать меня от сочинения музыки к фильму «В поисках Дори», – говорит Ньюман, номинированный на премию «Оскар»® за саундтрек к фильму «В поисках Немо» и получивший «Грэмми»® в номинации «Лучшая песня, написанная для фильма, телевизионной передачи или иного визуального контента» за фильм Стэнтона «Валл•И». – Очень интересно писать музыку для фильма про рыбок. Будь они в аквариуме или в открытом море – у них всегда зашкаливают эмоции, начиная с истеричного хохота до глубокой задумчивости и ожесточенного гнева. Все эти эмоции отлично ложатся на музыку».

По словам Ньюмана, саундтрек направлен на то, чтобы подчеркнуть главную тему фильма – потерю родителей и стремление героини найти их, чего бы это не стоило. Кроме того, музыка помогает лучше раскрыть характер Дори. «В музыкальной теме Дори есть и присущая героине суетливость, и определенная грустинка», – говорит композитор.

Ньюман отмечает, что музыка помогала развиваться сюжетной линии: «Если в кадре звучат шутки, я стремился подчеркнуть юмор и веселье, хотя «повторяться» тоже не хотелось. Я ограничивался музыкальными намеками, усиливавшими эффект».

«Музыка для меня чем-то схожа с макияжем, – продолжает Ньюман. – Нет ничего хуже, когда с ним переборщить или сделать слишком ярким. Самое то – когда макияж не заметен, но подчеркивает выгодные стороны лица».

В музыке к фильму «В поисках Дори»  можно различить и оркестр, и электронные звуки. Не стесненный рамками композитор смог полностью раскрыть свой талант. В результате повествование было гармонично оформлено звуками цимбал, литавров и виброфона. «Я обожаю перкуссионные инструменты, – признается он. – Мне очень нравится звук металлических ударных и другие причудливые звуки».

Оркестр, исполнявший музыку к фильму, состоял из 83 инструментов.

 

Unforgettable

 

Популярная певица Sia исполнила для анимационного приключения Disney/Pixar «В поисках Дори» заглавную композицию «Unforgettable». Песню «Unforgettable» написал Ирвин Гордон в 1951 году и одним из первых ее исполнил легендарный джазовый певец Нат Кинг Коул. Кавер-версия песни в 1992 году принесла премию Grammy® его дочери – американской певице Натали Коул.

Пятикратная номинантка на премию Grammy® Sia, которая отправляется в свой 22 тур под названием «Nostalgic for the Present» 29 сентября, приняла предложение исполнить песню, когда сама Дори попросила ее об этом. «История Дори трогательна до слёз, - говорит Sia. – Поэтому, когда Эллен пригласила меня, я не смогла отказаться».

Режиссер картины Эндрю Стэнтон уже долгое время является поклонником творчества австралийской певицы. «Так же как Робби Уильямс в свое время вдохнул новую жизнь в классическую песню «Beyond the sea» для анимационного фильма Disney/Pixar «В поисках Немо», Sia, сохранив поразительную искренность классической песни в исполнении Ната Кинга Коула, сделала свою собственную версию», - комментирует Стэнтон. «Обе версии прекрасно дополняют друг друга, так же как и сами фильмы».

Walt Disney Records выпустит саундтрек к анимационному приключению Disney/Pixar «В поисках Дори» Томаса Ньюмана, а также песню на финальных титрах в исполнении Sia 17 июня 2016 года.

Смотрите новый анимационный фильм Disney/Pixar «В поисках Дори» в кинотеатрах с 16 июня 2016 года. 

Добавить комментарий
Вход свободный для новых впечатлений и знакомств