5-й фестиваль независимого кино «2morrow/Завтра» – 2011
27.09.2011 15:15
Светлана Булашова

21 сентября в кино-лаунже DOME прошел пресс-завтрак 5-го фестиваля независимого кино «2morrow/Завтра» – 2011. (стенограмма)

В качестве спикеров на пресс-конференцию были приглашены режиссер Андрей Смирнов, директор «Музея кино» Наум Клейман, продюсер фестиваля Ольга Дыховичная, программный директор Антон Мазуров, куратор «Проекта на Завтра» Евгений Гиндилис и представитель Фонда Ивана Дыховичного Леонид Огарев.

В рамках пресс-конференции была представлена программа фестиваля, который в этом году пройдет с 18 по 23 октября, а также сформулированы основные принципы и направления фестиваля «2morrow/Завтра»-2011.



Ольга Дыховичная: Фестиваль в этом году проходит при социально-экономической поддержке Фонда отеческого кинематографа. Как всегда, наш генеральный партнер – это Audi Россия, я благодарю Фонд Ивана Дыховичного, который поддерживает Фестиваль. Я хотела бы поблагодарить спонсора Фестиваля – Национальный резервный банк, также мы благодарны Государственному центральному Музею кино, а также стратегическому партнеру Музея кино «Тройке Диалог», благодарю Посольство Франции и кино-лаунж DOME. Хочу поблагодарить площадки фестиваля – это кинотеатр «Ролан», кинотеатр «Пять звезд», к/т «Пионер». В этом году некой философской и поэтической темой фестиваля является исповедь в самом широком понимании этого слова – это и откровенность, и смелость, и честность с самим собой, поэтому мы выбрали слоган: «Исповедь. Не бойся себя». И в этом году у нас формат фестиваля и конкурс будут чуть экспериментальней, потому что мы намеренно отказались от судейства жюри: победителя в рамках конкурсной программы выберет зритель. Приз будет денежный, он сложится из того бокс-офиса, который, дай бог, соберет фестиваль.

Леонид Огарев: Добрый день! Я представляю Фонд Ивана Дыховичного. Фонд создан коллегами, друзьями Ивана для поддержки проектов, которые задумывались Иваном при жизни. Один из таких важных проектов, которые Иван начал, это фестиваль, и мы очень рады, что фестиваль развивается, и с каждым годом мы видим, что качественный уровень растет. Я хочу поблагодарить всех людей, которые поддерживают фестиваль. В частности спасибо всем, кто сюда пришел.

Антон Мазуров: Добрый день. Тогда я разобью свое выступление на две части. Сначала чуть-чуть поговорю и дам слово нашим гостям и участникам фестиваля в этом году - Наум Ихильевичу Клейману и Андрею Сергеевичу Смирнову. А потом мы поговорим. Вы заметили, что пришлось в этом году очень лирически, даже занудно написать пресс-релиз. Фестиваль меняется, потому что фестиваль меняется во времени, и это связано не только с нюансами в изменении его бюджета, но и с тем, что мы сами меняемся – мы, те, кто делает этот фестиваль. Главное, что мы пытаемся ориентироваться, если говорить про конкурсную программу, на кинематограф, который сделан за маленькие деньги, или за очень маленькие деньги, или вообще без денег. Два основных фильма конкурса сделаны практически без денег, там не в деньгах было счастье и не в деньгах идея. Неважно, что это крупные режиссерские имена, важен этот принцип. Для чего мы это делаем? Мы это делаем для того, чтобы показать для тех, у кого есть идеи и какое-то внутреннее переживание, которые они готовы отпечатать в цифре или на целлулоиде, чтобы они понимали, что это можно делать, что для этого не обязательно выстраивать всю громоздкую, с годами только утяжеляющуюся систему кинематографии, для того, чтобы в нее встроиться и получить деньги, по-честному и по-взрослому. Плюс ко всему, формат этот связан с тем, что цифровые носители все изощряются, цифровая съемка все упрощается, и весь этот поток видео-мусора, который люди снимают, они бы могли делать более осмысленно, более компактно. Это способ показать им, как другие это делают, и стимулировать тех, кто может это почувствовать. Две основные программы, про которые я расскажу после того, как передам слово, обвешаны вокруг маленькими программами, которые я называю лепестки. В этом году два лепестка – они архивные лепестки – ретро, у нас вообще в этом году количество ретро, количество кинематографа, снятого давно, больше, чем обычно. Это связано с разными причинами. Одна из основных - в этом году я подумал, что нужно дать сформировать программы кому-то еще, а не только мне. У нас есть авторские программы людей, которые в пресс-релизе указаны, и один из авторов, Кирилл Адибеков, захотел делать совместно с Наумом Ихильевичем и Музеем кино ретро программу. В этом году юбилейный год у Андрея Сергеевича Смирнова. Ему 70, кинематографом он нас в ежегодном режиме не балует, кинографоманией не страдает, вообще ретроспективы классиков отечественного кино, по-моему, такая редкость в Москве или в России. И я не помню, когда была ретроспектива Смирнова, он говорит, что никогда. И нам важно, что мы хотим сделать не просто ретроспективу Андрея Сергеевича, но и показать его последнюю картину, которая снималась не один год. Для нас также важно сотрудничество с Наумом Ихильевичем и с Музеем кино, и у нас есть молодой человек, увлеченный, у которого есть свой контекст, который он хочет презентовать, – Кирилл Адибеков.

Наум Клейман: Классик вынуждает начать с него. Я думаю, прежде всего, мы его поздравим с юбилеем, я немножко старше Андрея ,но нам до сих пор странно, что нам столько лет, приходится с этим смиряться, но самосознание к этому не доходит. Я начну с маленького анекдота. Недавно на Винзаводе показывали «Бежин луг», и во вступлении сказали, что фильм восстанавливал молодой киновед Наум Клейман, в зале раздался хохот, я могу понять, как это звучит сегодня, но тем не менее я хочу сказать, что эти ретроспективы, дай бог здоровья и многих лет жизни Андрею Смирнову, который надеюсь, будет присутствовать на персональных ретроспективах и на тех картинах, которые мы показываем, авторы которых еще живы, поверьте мне, их не надо воспринимать как музейные редкости, как нечто такое ископаемое. Почему-то к музеям относятся либо как к археологии, либо как к кладбищам даже. То, что мы предлагаем, совершенно не постарело, и это абсолютно необходимо и сегодняшнему кино, и завтрашнему. И там есть гораздо более новаторские решения, чем предлагают некоторые нынешние нашумевшие фильмы. Александр Сергеевич Пушкин вообще смеялся, что в искусстве нет прогресса, смешно говорить, что современные более современны, чем Чехов, Шекспир или Гомер. Это абсолютный нонсенс, поэтому эти ретроспективы – это законная часть фестиваля. Ретроспектива, которую придумал Кирилл Адибеков – «Фасцинация: Звук» - это о том, что мы до сих пор со звуком обращаемся неумело в современном кино, это при том, что самые смелые эксперименты в кино со звуком делались в нашей стране. Это был не только Вертов, был Леонид Леонидович Оболенский – один из первых звукорежиссеров в мировом кино, - и этот опыт лежит и ждет, пока молодежь обратит на него внимание. Кирилл делает акцент на прямой звук и работу с прямым звуком. Такая позиция и у Штрауба с его женой, и вы действительно увидите фильмы, которые редко показываются. Мы благодарны нашим немецким и французским коллегам за то, что они помогли нам показать эти фильмы. Но мы решили включить, знаете, как в понятии инь-янь, как вот в этом знаменитом знаке – на белом фоне должна быть черная точка, на черном – белая, вот мы ввели сюда революционера, человека который спорит со Штраубами, Жан-Люк Годар – вечный анархист, человек-бунтарь, человек необыкновенной культуры, человек редкого мужества, делающий фильмы, сносящие его то слишком влево, то слишком вправо. Человек, которому нельзя отказать в вечной актуальности. Вот это особенность Годара. Жан-Люк Годар сделал ретроспективу, субтитрировал свои фильмы и позволил Музею кино показывать их в некоммерческом формате. Поскольку фестиваль – некоммерческий формат, мы можем показать фильм «Германия 90 девять ноль». Еще один анекдот, связанный с решением Годара подарить нам не только этот фильм, но и систему Долби – одну из первых в России. Он на Венецианском кинофестивале, где я был членом жюри, пригласил меня к себе в отель и начал разговор с такой фразы: «Вы знаете, что звуковое кино уже изобретено?» Я сказал, что слышал. Он сказал: «Вы что, слышали слух или вы слышали звуковое кино?» В это время как раз был подъем Долби. Он спросил: «У вас в Музее кино такой же плохой звук, как и везде на востоке Европы?» Я сказал, что да, к сожалению. Он сказал: «Я договорился, мы вам подарим систему Долби с помощью 703 швейцарской конфедерации». И вот то, что он сделал, – действительно царский подарок – он нам позволил услышать Долби не в том примитивном виде, в котором 90 процентов его употребляют – от Голливуда до Шанхая. Когда там машина едет слева направо и звук тоже переключается слева направо. И с одной стороны щебечут двое влюбленных, а слева щебечут птички, и ощущение – ах какой объемный звук. Он сделал полифоническую систему, где одновременно звучит несколько тем. Он разнес не просто музыку разговора, закадровый текст, иногда на латыни даже. Он сделал ту полифонию, которую Штрауб посвятил герою фильма, а здесь вы увидите это в структуре фильма. Когда мы сказали, что нам надо получить монтажный лист, он на меня набросился с кулаками: «Ты что, я работал год над фонограммой, а вы хотите, чтобы ваш глупый переводчик всё это заглушил мгновенно, и люди слышали только текст переводчика». Но поскольку там речь идет на русском тоже, но главным образом, на французском, немецком, английском и на латыни, то мы попросили разрешения, чтобы этот фильм показывать дважды – сначала с переводом, а потом без перевода, чтобы люди услышали полноту звука. Благо, фильм короткий – 61 минута. И он нам разрешил. И с тех пор мы так и показываем, сначала с переводом, чтобы люди поняли смысл, а потом без, чтобы они услышали, как продевается этот смысл при одновременном сочетании разных звуков. Поэтому мы решили, что для 2morrow это тот самый фильм, который намекает молодежи, что можно делать со звуком. Это, может быть, и экстремальный случай, но, как любая формула, может быть поучительным. И мы надеемся, что это будет кстати на этом фестивале. Спасибо.

Андрей Смирнов: Доброе утро, я, если честно, затрудняюсь что-либо внятно сформулировать, это действительно первая и, вероятно, последняя ретроспектива моих фильмов, в России и не только в России. Я благодарен фестивалю за это приглашение, потому что где-то в глубине души у режиссера живет желание увидеть зрителя на своем кино. Я тоже, несмотря на свой возраст, еще не отказался от этого желания, хотя слово юбилей у меня не только вызывает неловкость, но и заставляет передергиваться, потому что так сложилась моя жизнь, что я её прожил в психологии маргинала, я снял-то всего три картины: вдвоем с режиссером Яшиным, потом 4 картины сам по себе. Хотя на судьбу фильма «Белорусский вокзал» жаловаться грех, но его тоже закрывали 4 раза. И каждый из этих фильмов я не могу смотреть, потому что вспоминаю изменения, внесенные цензурой, и в каждом из этих фильмов в той или иной степени серьезности… я о собственных проколах. И, вроде бы, я со школы не праздновал свой день рождения, а в этом году радостно избежал звонков и традиционного российского пьянства с бессмысленными тостами, потому что сидел в Праге, занимаясь перезаписью своей последней картины. Ну что я могу сказать, - я вижу здесь в зале молодые лица, и пенсионерам это гораздо приятней видеть, чем своих сверстников. Мне интересно, как встретится с фильмами молодая аудитория, например, картина «Ангел», который там собираются показывать, снята в 67 году, то бишь, 44 года назад и тогда же положена на полку. Негатив её исчез, - то ли уничножен, то ли его потеряли, - но к счастью, единственную его копию, уже изуродованную цензурой, 20 лет хранила в монтажной монтажер этой картины покойная Люда Райер, благодаря этому удалось эту копию сохранить, когда во времена Горбачева Союз кинематографистов достал с полки целый кинематограф. Там было около 300 фильмов, в том числе не только игровых, но и анимационных, и научно-популярных, и документальных, и кино-журналов, в общем, всё что хотите. К сожалению, конечно, большинство из этих картин устарели, но некоторые были вполне еще живы. Например, замечательная картина Андрона Кончаловского «Ася-хромоножка». В горбачевские времена в 87-88 годах он был отправлен на международные фестивали, где к нему пришел международный успех. Картина Аскольдова «Комиссар» тут же в 87м году, несмотря на то, что она тоже 20 лет пролежала на полке, получила Серебряного медведя в Берлине. Словом, мне интересно, посмотреть, как будут смотреть эти фильмы молодые зрители, молодые журналисты и вообще молодое поколение. Спасибо.

Антон Мазуров: Это был Андрей Сергеевич Смирнов, он же Иван Бунин. Я хочу сразу сказать, что во время фестиваля будет открытый урок, и он будет не просто открытый, а совсем открытый – то есть бесплатно для всех, кто хочет услышать или кто посмотрит фильмы, обновит их у себя. Я хочу напомнить, что единственный фильм, который можно увидеть по телевизору, – это «Белорусский вокзал», это был практически главный приз Карловых вар, насколько я помню. В 71ом году.

Андрей Смирнов: Это был приз зрительских симпатий.

Антон Мазуров: То есть это тоже был фильм с международным контекстом, то есть его видели не только в России, а вот многие остальные фильмы по ТВ нельзя посмотреть, к сожалению, мы покажем не все фильмы, а те стартовые ученические фильмы – таков был выбор Андрея Сергеевича. Еще хочу сказать, что там в пресс-релизе по моей глупости и простодушию, потому что я полтора года назад, когда картина «Жила-была одна баба» не была еще готова, почему-то запомнил, что Федор Абрамов и его тексты имели к этому отношение, и в пресс-релизе то, что про Федора Абрамова там написано, просто зачеркните ручкой, это я был не прав, вспылил.

Теперь про другую часть программы. Всех интересует фильм открытия – хотя мы и немножко нетрадиционно подходим к открытию. Такого праздника, как это принято, у нас не будет, но видимо, фильм, с которого фестиваль 18 октября начнется, и будет фильмом открытия. Соответственно, он должен быть ярким, праздничным, и, наверно, немножко не иметь отношения к самому фестивалю, чтобы всем было интересно, даже тем, кто не ходит на фестиваль. Фильмом открытия в этом году будет новая картина, ханская картина конкурса режиссера Паоло Соррентино, которая называется «Где бы ты ни был» в главной роли Шон Пенн и Фрэнсис МакДорманд. Шон Пенн и Паоло Соррентино приглашены на наш фестиваль, они естественно занятые люди,но мы их ждем. Естественно, это будет за неделю до фестиваля понятно. Картина интересовала нас не потому что там Шон Пенн, хотя его метаморфоза там интересна, актер пластичный, особенно когда он с волосами работает. То у него очень кучерявые волосы, то длинные какие-то – образы забавные. Картина интересовала меня из-за прототипа того героя, которого играет Шон Пенн. Когда дойдет дело до красивого описания этого фильма перед фестивалем, там будет грамотное объяснение единственного специалиста по творчеству этого музыканта Кевина Фрайды, который существует в России, слава богу, это мой хороший друг Леонид Александровский, и он напишет, что это за человек и чем он уникален. Это фильм открытия – он будет показан два раза, 1 раз это будет открытие и, наверное, часть зрителей туда не попадет, потому что будут друзья и партнеры, но второй показ будет открытый, за деньги. Кинотеатр «Пионер» обещает обязательно сделать абонементы на пять и на 10 билетов со скидкой, чтобы людям было удобно, и не надо было стоять в очередях. Это фильм открытия. Теперь про призы – я повторю Ольгу, по той причине, что мы были ограничены в бюджете, в этом году решили сделать ставку на фильмы, а не на жюри и не на гостей. И фильмов в этом году больше – больше 50 - и мне кажется, что эта ставка оправдана, потому что фестиваль – это фильмы. Коммуникация создается изначально с фильмом, потом, конечно, хорошо, чтобы был автор или кто-то сошел с экрана, но когда нет такой возможности, значит нет. И Приз зрительских симпатий - это не просто какой-то бокс-офис, это весь бокс-офис фестиваля. Чтобы было понятно, в зависимости от того, сколько придет зрителей, – получится 15-20 тысяч евро. То есть нормальный приз. Мы считали бокс-офис прошлого года и понимаем, что это честная позиция. Опять же, показываем, что фестиваль работает не для заработка на продаже билетов. Второй приз будет по традиции, сложившейся в прошлом году, – приз молодых критиков. Это будет жюри – кто-то из прошлого состава, поскольку не успел состариться за этот год, кто-то будет новый. У жюри молодых критиков более изощренная задача, поскольку они могут смотреть все фильмы, они могут выбрать любой фильм, хоть Штрауба, хоть Андрея Смирнова, свой любимый. Вот это два приза фестиваля. Теперь сама программа. Конкурсная программа. Я пытался отойти от вкусовщины, то есть когда мой вкус должен выбирать фильмы - мне кажется, это странно. Поэтому мне было интересно понять, что за призма была, когда я их смотрел. Этой призмой мы назвали три слова, которые поставлены и в слоган фестиваля, и в тему конкурса, и в тему второй программы – внеконкурсной, но второй основной программы, которая образует ствол – Исповедь. Свидетельства. Дневники. И картины, если их смотреть без этой конкурсной призмы, они вообще не совместимы, нет никакой выемки, но, на самом деле, там везде все пропитано этими тремя словами, в большей степени словом «Исповедь» и частично «свидетельствами» и «дневниками». Картины там разные, из разных регионов, и, как мы написали в пресс-релизе, есть две принципиальные смысловые скобки – это картина Ким Ки-Дука «Ариранг», Ким Ки-Дук обещал подтвердить свой приезд ровно за 2 недели до фестиваля, потому что он сейчас летает и потому что, после трехлетнего молчания, наконец-то у него творческий фонтан. Новая картина вчера была презентована в Каннах - «Ариранг» получила главный приз в Особом взгляде. Новая картина была вчера презентована в Сан-Себастьяне, картина «Аминь», – тоже, судя по отзывам критики, очень интересная. Ким Ки-Дук снял картину, у которой бюджет укладывается, не знаю, если в 2 тыс евро – я был бы очень удивлен, мне кажется, гораздо меньше бюджет. Картина о внутреннем кризисе, который вылился в фильм-исповедь. Вторая смысловая скорбка – картина из Ирана, картина загнанного внешними, а не внутренними обстоятельствами режиссера Джафара Панахи – культового режиссера, одного из главных режиссеров иранской волны. И они образуют вот эту скобку, внутри – разные фильмы, разные по жанру, разные по техники, но там везде заложены исповедальность, дневниковость - и это самое важное. Фильмы есть из Норвегии, из Румынии, из Франции и, естественно, фильмы из России. На сегодняшний день это две с половиной русские картины. Одна картина – вгиковского дебютанта Ивана Черняева «Тяга» - это такой неигровой триптих. Вообще, исповедальность, поскольку она размазывает жанры, больше тяготеет к неигровому элементу. Русская картина – это такой неигровой триптих , на мой взгляд, очень актуальный по содержанию, называется он «Тяга». Режиссер живет в Москве, с ним можно общаться, наша пресс-служба даст вам контакты, потому что про этого режиссера никто не знает ничего, дебют. Вторая русская картина более известных людей, тоже нельзя сказать какая она - игровая или неигровая, и вообще, фильм ли это, картина показана была в Венеции – это картина Андрея Сильвестрова и Юрия Лейдермана – художника, который живет в Берлине, одного из создателей арт-группы «Медицинская герменевтика» вместе с Павлом Пепперштейном. Юрий приедет из Берлина и будет представлять картину вместе с Андреем, несмотря на то, что это коллаж ,картина называется «Бирмингемский орнамент» ,она состоит из перепутанных в номерном порядке фрагментов, совершенно разных музыкальных, исторических и постановочных, тем не менее, она точно абсолютно попадает под «нашу» тему, – мощная еврейская, одесская исповедальная художественная тема, мне кажется, это будет интересно. Авторы буду представлять картину и будут общаться со зрителем. Третья картина очень маленькая, 30–минутная картина Елены Демидовой называется «Леша», снята она год назад. Если вы помните, Россия горела, были жара и пожары, это картина - монолог героя рязанской деревушки, который в процессе поиска кошки бродит по деревне, которая сгорела вся - он один остался, во-первых, живой, во-вторых, с местом, где он живет. И вот это его монолог. Это, естественно, вы понимаете, - 0 рублей ,0 копеек, монолог-исповедь, монолог-воспоминание, с огромным количеством аллюзий, с рассказом о том, как горел каждый дом, как кто жил, как они спасались, кто выжил и нет. Видно, что эта картина, если бы была цифровая камера, могла быть снята сто лет назад – по речи, по рассказу, по антуражу, который остался от этой деревни. Мне показалось это любопытным, и главное, что важно, по теме. Это про русские фильмы в конкурсе.

Вторая программа, которая примыкает по вертикали как второй край ствола нашего фестивального древа, называется «Праздник непослушания». Есть объекты, которые содержат в себе искренность и исповедальность на автомате, и такими объектами, кажется, являются дети и молодые люди. Что бы они не делали в кадре, как бы они не жили и не играли, они содержат что-то, идущее изнутри, поэтому выстроилась программа ,которая внутри себя построена хронологически по мере взросления героев совершенно разных фильмов. И генеалогию этого, не скажу жанра, но присутствия детей и юношей в кадре, дополнить известными классическими картинами - Жана Виго «Ноль за поведение» и Франсуа Трюффо «400 ударов», которую мы покажем на кинопленке. Здесь есть картина Романа Гавраса с Венсаном Касселем. Есть и русская картина, картина очень спорная, интересно сделанная, родившаяся без всяких поддержек федеральных фондов, министерств культур и профессиональных продюсеров, картина сделана на карманные деньги, картина, которая появилась в программе благодаря Жене Гиндилису, картина тоже дебютанта Александра Вартанова «Собиратель пуль». И Александр Вартанов будет представлять эту картину и разговаривать со зрителем. Мне кажется, у этого мальчика, если его заметит профессиональный кинематографический класс, большое будущее.

Из фестивальных радостей. Будет картина женщины-режиссера Алекс Стэйплтон «Мир Кормана», рассказывающая о том самом безбюджетном, малобюджетном продюсере провокаторе, режиссере Роджере Кормане, повлиявшего на огромное число режиссеров, родивший многих режиссеров, выведший их в кинематограф. Этот фильм представлен в программе «Doc_открытия. Современная арт-богема», здесь же и Magic Trip, мы его называем «Волшебный глюк», – кино о битниках, Кене Кизи, об «Автобусе долбоебов» (или проказников) Алекса Гибни, с творчеством которого русский зритель знакомился на «Гонзо» о Хантере Томпсоне.

Очень важная для нас программа «Фасцинация: Звук», о которой рассказывал Наум Ихильевич. Очень важно для нас участие ребят – прекрасного творческого дуэта, который делает для нас Beat Film Festival. Я надеюсь, это будет постоянная программа, в прошлом году у нас была Музыка_doc, в этом году мы дали ребятам полный карт-бланш.

В прошлом году у нас была рубрика Avant-guarde с одним фильмом. Просто потому, что «авангард» сейчас откопать непросто, в этом году будет опять один фильм – хотя, на мой взгляд,этот фильм больше старается притворится авангардом, чем им является, но, тем не менее, это интересный фильм, такое визуально-музыкальное путешествие без слов, довольно модного и оригинального киноманского филиппинского режиссера Рая Мартин, который называется «Буено ночес, Испания». Будем её смотреть.

Обращаю ваше внимание еще на две программы – ретроспективу режиссера Оссана (это его псевдоним). Он будет в Москве весь фестиваль, фильмов его здесь не показывали. И на французскую программу «Три французских фарса-гиньоля», такая смешная и кровавая программа, откровенный макабр. Когда я увидел картину «Сиротка без руки», понял, что со времен «Деликатессов» Жан–Пьера Жене и Марка Каро, Жан-Клод Дрейфус и Доминик Пинон спустя 20 лет снова вместе в кадре. И мы показываем обе эти картины, «Деликатессы» в постперестроечные годы были в прокате. Доминик Пинон приедет, будет представлять картину, будет его открытый урок. Замечательный французский актер с самым необычным лицом, которое только можно представить, гуттаперчевым лицом. И третья картина в этом макабрическом триптихе французском «Убей меня, пожалуйста» Олиаса Барко, молодого режиссера, который тоже приезжает. Убийственно смешная картина на тему суицида и эвтаназии – тоже черно-белая картина

Ольга Дыховичная: Мы стремились показать большинство французских фильмов на пленке, и в этом нам очень помогло Посольство Франции.

Антон Мазуров: По моему настоянию и потому, что картина идельно вписывается в наш фестиваль, будет показан «Портрет в сумерках», идеально вписывается в наш фестиваль. Картина, снятая за 3 копейки, получилась максимально аутентичной времени, в котором мы живем . Ольга Дыховичная – продюсер и автор сценария сыграла главную роль. Ангелина Никонова – режиссер, она же директор нашего фестиваля, Ольга - продюсер нашего фестиваля, т.е. фактически это фильм команды фестиваля. Эта картина вписывается в стратегию независимого арт-кино, которое рождается без всякой поддержки, а от творческого импульса, от желания снимать кино. Картина снята на камеру Кенон Мак 2, что тоже актуально.

Ольга Дыховичная: Предоставляю слово Евгению Гиндилису, который делает замечательное дело уже третий год подряд в рамках фестиваля 2morrow. Это кинорынок «Проект на Завтра» – CentEast Варшавского международного кинофестиваля в рамках 2morrow. Это огромная поддержка современному отечественному молодому кинематографу пробовать делать кино своими руками.

Евгений Гиндилис: Добрый день. Спасибо, Ольга, спасибо всем. Я буду очень краток, потому что я сижу и получаю огромное удовольствие от того, что я слышу от всех людей, которые сидят рядом со мной. Есть ощущение, что те усилия, которые мы прилагаем, приводят к какому-то результату. «Проект на Завтра» уже в третий год проходит в рамках фестиваля «2morrow/Завтра». И одной из первых картин, которая была отобрана для участия в «Проекте на Завтра», была тогда еще незавершенная картина «Жила-была одна баба», – мы её показывали два года назад в кинотеатре «Пионер» узкого круга фестивальных отборщиков и дистрибьюторов, которых мы приглашаем в Москву. И мне очень приятно, что этот уже состоявшийся фильм (участник Монреальского фестиваля) будет принимать участие в фестивале «Завтра». «Проект на Завтра» – это инструмент, существующий на всех крупнейших мировых фестивалях, который помогает продвижению нашего российского кино, которое мы рассматриваем как продолжение контекста европейского, на мировой рынок. Наша основная задача – дать этот инструмент, вложить его в руки тем продюсерам, которые понимают значимость того, что их фильмы присутствовали не только в нашем контексте, но и в контексте мировом. Мы делаем «Проект на Завтра» при поддержке программы Евросоюза MEDIA Mundus, и мы уже в третий раз сотрудничаем с этим замечательным европейским культурным начинанием. Впервые мы получили поддержку от Федерального фонда поддержки кинематографа, что для нас очень важно и полезно. Это подчеркивает то, что не только мы одни осознаем нужность и важность этого инструмента. В «Проекте на Завтра» будут принимать участие около 25 крупнейших европейских дистрибьюторов и фестивальных отборщиков, которых мы привозим сюда и показываем те фильмы, которые находятся в стадии завершения. Все это будет происходить 22 октября в «Пионере». Это индустриальная программа, которая предназначена только для действующих кинематографистов, она закрыта для зрителей и прессы. И второй день нашего кинорынка будет посвящен связи между кино и литературой. Мы попробуем навести мосты между тем контекстом, который существует в современной русской литературе и кино. Потому что эта связь очень слабая и нужны специальные меры, для того чтобы это взаимодействие получило развитие. Это событие будет происходить в кино-лаунже DOME.

Вопрос: Почему в этом году вы отказались от площадки 35 мм?

Антон Мазуров: Очень просто, есть несколько причин. 35 мм – хорошая площадка, прекрасная, я персонально 10 лет назад имел отношение к тому, чтобы она стала артхаусной площадкой, и она ей стала. Это непрерывный поезд проходящих фестивалей, по-моему, некоторые люди оттуда даже не выходят. Мне кажется, необходимо развивать еще точки в Москве, чтобы расширять аудиторию, приводить её в разные места. Вторая причина – мы фестиваль делаем для зрителей, делаем как умеем, учимся на ошибках, стараемся. В прошлом году мы показывали конкурсные фильмы в большом зале 35 мм, и аншлаг там был только 3 раза. Значит, 550 мест - большой зала для нашего фестиваля. Поэтому мы ушли на более скромные площадки, самая наша большая площадка – это большой зал кинотеатра «Ролан» - 204 места. И третья причина: 35мм для нас не была партнерской площадкой, она нам вылетала в огромное количество бюджетных денег. Мне кажется в «Ролане», «5 звездах на Новокузнецкой», в Пионере», мы званные гости, там нас ждут, поэтому мы работаем с ними. В следующем году будут новые площадки, потому что все меняется в городе. А, может, и нет. Хотелось бы, чтобы все было компактно, в одном месте, - зашел 18 октября, и вышел 23 октября, и получил полный набор информации.

Вопрос: Как пресса будет смотреть кино?

Мы будем в этом году всех аккредитовывать, можно будет проходить без ограничений на все фильмы, ограничения - количество мест в зале, поскольку залы в этом году меньше по размеру и количество сеансов будет меньше, потому что, мне показалось ,что показывать много раз один фильм - это создавать некую инфляцию. Для прессы в «Пионере» забронирован один ряд, в «Ролане» 2 ряда. Кинотеатры и партнерские площадки продают билеты, чтобы заработать деньги., а мы - чтобы дать приз, так что приходите.

Вопрос корреспондента сайта «О кино»: В каком формате планируется проводить пресс-конференции?

Антон Мазуров: Вот сейчас формат хороший?.. Формат - есть пресса, будет и разговор на пресс-конференции. У нас в списке гостей 10 человек, русские товарищи, зарубежные, список уточняется. И применительно к масштабу личности делаем пресс-конференцию или эксклюзив, в зависимости от того, какой будет запрос от вас. Наша задача привезти человека, чтобы он коммуницировал со зрителями вокруг собственного произведения.

Антон Мазуров: Алексей Медведев, у вас есть вопрос?

Алексей Медведев: Есть пожелания успехов.

Ольга Гринкруг, РИА-Новости: Антон Мазуров, а у вас есть вопросы к Алексею Медведеву?

Антон Мазуров: У меня к Алексею Медведеву только вопросы и я их задаю с ноября прошлого года в еженедельном режиме. И это один и тот же вопрос, – когда мы будем вместе? Вопрос только профессиональный, никакой интриги.

Алексей Медведев: В качестве шутки вынужден сказать , мы так приблизились друг к другу, что проходим практически в одни даты. И я предлагаю всем забыть про вражду между нашими фестивалями. Мы осознаем себя частью одного события - с разными названиями - 2morrow и 2-in-1, -продвижение качественного кино для российской аудитории. Трудновато, конечно, публике сделать выбор, просто имейте это в виду.

Добавить комментарий
ЗЕМЛЯ ДОРОЖАЕТ НЕСМОТРЯ НА КРИЗИСЫ